Христианские рассказы для детей Росток веры 2

Стильный Христианский Портал

Христианские рассказы для детей Росток веры 2

Христианские рассказы для детей

 Росток веры
Оглавление 

Лето новой жизни
К себе будь строг
Росток веры
Любимый стих
Самое прекрасное — даром
Экзамен
Награжденное трудолюбие
Восемьдесят два километра
Грех от времени не стареет
Хитрые ловушки
Алешино согрешение

Экзамен
Оля Твердева уже шестой год училась в школе. За это время она успела встретиться со многими трудностями и искушениями. Несмотря на непонимание и насмешки одноклассников и учителей, ей часто приходилось поступать совсем не так, как другие, то есть по-христиански. Иногда это было очень трудно, и тогда Оля просила у Бога силы, чтобы Он помог ей сохранить верность Ему.
Двадцать восьмого мая, за несколько минут до восьми утра, Оля, в белом накрахмаленном фартуке, с букетом пионов, вошла в вестибюль школы. На нее повеяло необычной тишиной и какой-то торжественностью. Несколько девочек из ее класса стояли у окна в конце коридора и что-то вполголоса оживленно обсуждали. Оля подошла к ним и поздоровалась.
— Привет,- отозвалась Нина и тут же затараторила: — Твердева, знаешь, что мы придумали?! Ты хочешь получить хорошую оценку? — и, не дожидаясь ответа, продолжила: — Мы договорились держать кулаки друг за друга.
— Я не буду,- сразу отказалась Оля.
— Почему?! — разом возмутились девочки.
— Потому что это — суеверие.

Христианские рассказы для детей

 Росток веры
Оглавление 

Лето новой жизни
К себе будь строг
Росток веры
Любимый стих
Самое прекрасное — даром
Экзамен
Награжденное трудолюбие
Восемьдесят два километра
Грех от времени не стареет
Хитрые ловушки
Алешино согрешение

Экзамен
Оля Твердева уже шестой год училась в школе. За это время она успела встретиться со многими трудностями и искушениями. Несмотря на непонимание и насмешки одноклассников и учителей, ей часто приходилось поступать совсем не так, как другие, то есть по-христиански. Иногда это было очень трудно, и тогда Оля просила у Бога силы, чтобы Он помог ей сохранить верность Ему.
Двадцать восьмого мая, за несколько минут до восьми утра, Оля, в белом накрахмаленном фартуке, с букетом пионов, вошла в вестибюль школы. На нее повеяло необычной тишиной и какой-то торжественностью. Несколько девочек из ее класса стояли у окна в конце коридора и что-то вполголоса оживленно обсуждали. Оля подошла к ним и поздоровалась.
— Привет,- отозвалась Нина и тут же затараторила: — Твердева, знаешь, что мы придумали?! Ты хочешь получить хорошую оценку? — и, не дожидаясь ответа, продолжила: — Мы договорились держать кулаки друг за друга.
— Я не буду,- сразу отказалась Оля.
— Почему?! — разом возмутились девочки.
— Потому что это — суеверие.
— Эта святая всегда с причудами! — прищурив глаза, с презрением сказала Нина.
— Тогда и мы за тебя не будем держать! — с вызовом бросила другая девочка, и все четверо демонстративно отвернулись от Оли.
— За меня не надо,- спокойно ответила Оля, но на нее никто даже не посмотрел.
Одноклассники недолюбливали Олю за то, что она верила в Бога. Нередко ее оскорбляли, особенно когда она отказывалась участвовать в том, что считала греховным или недобрым. А некоторые просто завидовали ее способностям в учебе и не скрывали свою неприязнь.
Девочки продолжали начатый разговор, а Оля стояла в стороне. Она чувствовала себя одиноко и тоскливо. Ей так захотелось домой!
Вспомнив, что утром всей семьей они просили у Господа благословения на предстоящий экзамен, Оля воспрянула духом. На память пришло, как совсем недавно папа объяснял ей, что суеверие — злейший враг истинной веры. Оно возникло в древности, когда люди, оставив всемогущего Бога, стали поклоняться идолам. Тогда и появились ворожеи, колдуны, прорицатели. Они стали обращаться за помощью не к Богу, а к дьяволу и пользоваться его злыми силами.
Люди еще и сегодня верят в разные приметы. Беззащитные сами по себе, они всегда хотят избежать беды и согласны делать все, что угодно, только к Богу не обращаются. Тогда им на помощь приходит дьявол и учит, что надо делать, чтобы их не постигло несчастье.
И все же люди без Бога глубоко несчастны. Например, многие верят, что будет неудача, если дорогу перебежит черная кошка или встретится кто-то с пустым ведром. Таких примет множество. Сегодня даже книги продаются с описанием разных суеверий. Вот и зажатые кулаки — тоже одно из них. Но это все неправда, и христиане не верят в приметы.
Иисус Христос победил сатану. Он — наш Пастырь, и в нашей жизни ничего не случается без Его воли. А когда Он допускает трудности или беды, то дает и силы перенести их.
От этих размышлений по лицу Оли пробежала легкая улыбка, в глазах блеснул радостный огонек. Она верила, что Бог поможет ей.
В коридоре стоял приглушенный гул. Белые рубашки и воротнички, фартуки и банты настраивали учеников на какую-то торжественность.
— Заходите! — широко распахнув дверь, пригласил учитель.
Мальчики и девочки робко, как будто впервые, вошли в знакомый класс. Сегодня здесь было необычно: большие букеты украшали столы, за которыми сидело несколько преподавателей, а первые три парты были выдвинуты вперед.
Объяснив правила проведения экзаменов, учитель вызвал шесть человек. В первую группу Оля не попала. Как только первый ученик вышел к доске, Нина потянула Олю за накрахмаленное крылышко фартука.
— Зажми кулак. Нужно всем держать! — сверкнув глазами, шепотом приказала она.
— Нет,- также шепотом, но решительно отказалась Оля.
— Пожалеешь! — прошипела Нина. Оля почувствовала, как затрепетало сердце. Ей не раз доставалось от этой грубой, несправедливой девочки. И все же Оля, как обычно, положила руки на парту и стала повторять правила. Одноклассники видели, что ее пальцы не сжаты в кулак.
В это время у доски Снегирев Сергей уверенно заканчивал решение задачи.
— Отлично! — похвалил учитель.- Можешь идти. Кто следующий?
— Можно? — подняла руку Оля.
Она подошла к столу, где были разложены совершенно одинаковые, небольшие белые листочки. Ей очень хотелось вытянуть именно десятый билет. Учитель выжидающе посмотрел на Олю. Перевернув один билет, она засияла от радости:
— Десятый!
— Садись, готовься,- кивнул учитель.
— Можно я без подготовки?
— Можно,- охотно согласился он. — Сейчас Нина ответит, а потом ты.
Оля села и еще раз прочитала вопросы. Задание было нетрудное. Эту тему она хорошо знала.
Нина отвечала слабо, а уравнение решить так и не смогла. Оля смотрела на нее с сожалением и хотела помочь, но на экзамене делать это нельзя.
— Ладно, Нина, иди. Тройка… — сказал учитель и пригласил Олю.
Оля быстро ответила на первые два вопроса и принялась за уравнение. Когда она обернулась, одноклассники показывали ей растопыренные пальцы.
— Молодец, отлично! — одобрил учитель.
— Она неправильно решила уравнение! — злорадно выкрикнуло сразу несколько человек.
— Как? — удивился учитель и внимательно посмотрел на аккуратный столбик цифр.- Вот где ошибка, Оля,- показал он на недостающий знак минуса.- Жаль, немного не дотянула до пятерки. Жаль. Зато четверка — твердая, с плюсом!
Только теперь Оля увидела свою ошибку. Поспешив, она механически пропустила минус…
В коридоре к Оле тут же подскочила Нина.
— Ты почему не держала за меня кулаки? — злобно выкрикнула она и замахнулась.- Из-за тебя я тройку получила! Я еще покажу тебе! Получишь вот!
Оля знала, что Нина может побить ее, и ей стало не по себе.
— Вы что, ссоритесь? — неожиданно остановилась около них учительница английского языка. Девочки молчали.
— Оля, ты уже сдала экзамен? — спросила она.
-Да.
— Тогда иди домой,- сказала она и, легонько подтолкнув Олю, пошла с ней по коридору.
Попрощавшись с учительницей, Оля выскочила на улицу. Все трудности остались позади.
А дома папа с мамой сразу же поинтересовались:
— Ну и сколько ты получила?
Оля рассказала все, что ей пришлось пережить.
— Ты сегодня сдала сразу два экзамена,- мягко сказал отец.- Один — по математике, другой — на доверие Господу. По математике у тебя четверка, зато на верность Господу — пятерка. Здесь нет минусов.

{PAGEBREAK}
Награжденное трудолюбие
Счастлив тот мальчик и та девочка, кто с детства полюбит Иисуса Христа. Эта любовь сделает его жизнь целеустремленной, наполненной смыслом. У таких людей дни не проходят впустую, а все события имеют значение, потому что ими управляет Бог.
Петя жил на окраине большого казахского города. В конце их улицы начиналась степь — место игр для детей и скудное пастбище для коров и овец. Петя был единственным мальчиком в семье. Его старшая сестра уже работала, а младшая еще училась в школе.
Закончив восьмой класс, Петя без сожаления расстался с учебниками и портфелем, радуясь, что наконец-то осуществится его давнишнее желание — пойти в училище, а потом на работу.
Ранней весной, на Пасху, когда не только христиане, но и вся природа ликовала о победе жизни над смертью, Петя покаялся. Другим словом, он ожил для Бога. В его сердце загорелось стремление быть полезным для дома, церкви и ближних.
Несколько лет назад отец Пети серьезно заболел. Семье пришлось купить корову, потому что отцу каждый день нужно было пить парное молоко. Забота о небольшом хозяйстве уже тогда легла на Петины плечи. Каждое лето он с младшей сестрой возил на велосипеде траву, чтобы заготовить хоть немного корма на зиму.
Петя видел, что отец уже не может работать, и, чувствуя себя совсем взрослым, взял на себя его обязанности. В наступившем году он мечтал заготовить сена на всю зиму. Все, больше он не будет ездить по степи на велосипеде в поисках травы! Он заработает целую машину хорошего душистого сена!
Близлежащий совхоз каждое лето принимал на заготовку сена пенсионеров. Петя решил присоединиться к ним, считая, что проблем не будет, потому что среди них был старший брат его отца — дядя Боря.
— Папа, поговори с дядей Борей, чтобы он взял меня на сенокос! Я буду хорошо работать!
— Боюсь, что он не согласится,- засомневался отец.- Да и трудная это работа — целый день в степи, под палящим солнцем.
— Я выдержу, папа! — заверил Петя.- Поговори с ним! Пожалуйста!
Отец с любовью посмотрел на повзрослевшего сына. Он знал, что Петя трудолюбив, и видел, что после покаяния он полностью изменился: перестал обманывать, не проводил время попусту и изо всех сил старался жить так, как учит Библия.
— Папа, если я привезу сено, мы сэкономим много денег!
— Да, Петя, я знаю, что на сено нужна половина моей пенсии,- сказал отец и, немного подумав, согласился: — Хорошо, я поговорю…
Отец устало закрыл глаза, и Петя бесшумно вышел из комнаты. Отцу нужен был покой, он не мог долго разговаривать.
Петя вошел в зал и склонился на колени.
— Дорогой Господь,- начал он молиться,- сделай так, чтобы дядя Боря взял меня с собой! Мне очень хочется заработать сено, чтобы помочь родителям!..
На следующий день дядя Боря пообещал взять Петю с собой. Но когда об этом узнали другие пенсионеры, то запротестовали и не захотели брать мальчика. Какой с него, мол, работник!
Услышав это, Петя сильно огорчился. Ведь он уже три года заменяет в доме отца! Он хочет и может хорошо работать! Его глаза потускнели, обида комом застряла в горле, руки опустились. Что делать?
С тяжелым сердцем Петя преклонил колени. Он еще не был членом церкви, но после покаяния его отношение к Богу сильно изменилось. Раньше он молился только утром и вечером, и то по-быстрому, чтобы Бог сохранил, благословил, исцелил папу, и все. Раньше он просто знал, что есть справедливый и всезнающий Бог, боялся Его наказания и, если делал что-то нехорошее, старался это скрыть. Теперь же он любил Бога, боялся огорчить Его своим непослушанием, рассказывал Ему о своих трудностях, просил у Него помощи и защиты.
Во время молитвы Петя успокоился, а наутро, когда дядя Боря и другие мужчины уехали на работу, он снова пошел к отцу.
— Папа, можно я сам поеду в какой-нибудь совхоз и поработаю немного?
Отец задумчиво посмотрел на него:
— У нас ни в одном совхозе нет знакомых, сынок. Да и куда ты поедешь? Не сбудется, наверно, твоя мечта в этом году. Даже если ты будешь хорошо работать, тебя обманут… Сейчас такое время…
— Бог сохранит меня! — возбужденно заговорил Петя.- Он поможет мне, я верю! Папа, у нас ведь на самом деле нужда, а я могу работать!
После некоторого колебания, отец согласился. Мама собрала продукты на дорогу, и Петя отправился на автовокзал.
По дороге он сильно переживал, потому что не знал, в какой совхоз ехать — где примут его, где можно заработать сено. И чем ближе подходил он к автовокзалу, тем сильнее нарастало волнение. В голове неотступно звучали последние слова мамы:
«Петя, берегись греха, и Бог поможет тебе! «
Проходя мимо посадочной площадки, Петя увидел большой красный автобус с табличкой: «Широкое Поле «.
В кассовом зале он остановился у первого окошка и, протягивая деньги, смущенно произнес:
— Дайте, пожалуйста, один билет.
— Куда? — спросила кассир. Петя еще больше растерялся. Действительно, куда он едет?
— В Широкое Поле! — вдруг вырвалось у него, и он почувствовал, как замерло сердце.
Кассир подала билет и сдачу, и Петя, переведя дух, вышел на улицу.
Заняв свободное место у окна, он тут же, мысленно обгоняя автобус, помчался в Широкое Поле.
Он то разговаривал с председателем колхоза, умоляя взять его на работу, то видел себя в бескрайней степи с длиннющей косой в руках…
На сиденье рядом с Петей опустился мужчина. Когда автобус тронулся, он повернулся к Пете и, улыбаясь, сказал:
— Познакомимся? Меня зовут Игнат Петрович.
— Петя.
— Далеко едешь?
— В Широкое Поле.
— Значит, два часа будем коротать вместе! — весело произнес Игнат Петрович.- К бабушке едешь?
— Нет,- вздохнул Петя и неловко замолчал. Игнат Петрович заметил его смущение и поинтересовался, почему он такой грустный.
Петя доверчиво рассказал своему попутчику о цели поездки. Игнату Петровичу понравился этот простодушный паренек, и он разговорился.
— Я работаю в совхозе по договору, на заготовке сена. Поехали со мной, я попрошу председателя, и он примет тебя. Кстати, я работаю трактористом и мне нужен помощник. Думаю, мы сработаемся.
Петя не верил своим ушам. Он смотрел в глаза Игнату Петровичу, как бы желая убедиться, не шутит ли он, и мысленно благодарил Бога за чудо — это же явный ответ на молитву!
— Ну и как, ты согласен? — спросил Игнат Петрович.
— Конечно! — тут же воскликнул Петя.- Я буду хорошо работать!
— Посмотрим, посмотрим,- усмехнулся Игнат Петрович.- Десять дней надо вставать вместе с солнцем и жариться в степи до самого вечера.
— Ничего! Мне не привыкать!
— Через десять дней получишь свое сено. А если будешь лодырничать — уедешь ни с чем!
Когда на горизонте показалось село Широкое Поле, Игнат Петрович сказал:
— Отсюда еще сорок километров надо добираться, так что только после обеда будем на месте.
«Далеко я забрался,- подумал Петя.- Если бы мама знала, наверно, не отпустила бы… «
На перекрестке, перед самым въездом в село, Игнат Петрович попросил водителя остановиться, и они с Петей вышли. Солнце уже стояло в зените. Зеленовато-желтая степь дышала зноем. Сердце Пети наполняло смешанное чувство радости и тревоги.
Минут через десять на трассе появилась грузовая машина. Игнат Петрович остановил ее и попросил водителя подвезти до совхоза «Луч «. Добродушный казах согласился взять пассажиров, и Петя с Игнатом Петровичем поехали дальше.
Вскоре Петя увидел на обочине большую надпись: «Арыкты «.
— Вот мы и приехали,- оживился Игнат Петрович.- Здесь ты будешь жить десять дней.
Петя так и не узнал, о чем говорил Игнат Петрович с председателем. Переночевали они в школе, оборудованной для отдыха наемных рабочих, а утром, еще до восхода солнца, вышли в степь. Петя должен был идти перед трактором и граблями поправлять валки. Он легко справлялся с этой задачей и уже на второй день забеспокоился: дадут ли ему сено за такую легкую работу? Игнат Петрович каждый раз успокаивал его и заверял, что без сена он домой не уедет.
Каждый день Петя молился и верил, что Бог слышит его просьбы и благословит его труд.
Прошло десять дней. Рано утром Петя пошел в контору к управляющему и сказал, что ему уже пора уезжать домой, можно ли получить сено.
— А, это Петя? — уточнил начальник.- Бери любую машину, загружай сеном и вези домой!
Петя, словно на крыльях, выпорхнул на улицу. В голове все смешалось от радости и сознания того, что его мечта сбылась.
А дома уже переживали за Петю. Отец ожидал, что через пару дней сын возвратится ни с чем, но прошла неделя, а он не появлялся. Домашние просили Бога, чтобы Он проявил милость к Пете, сохранил его и вернул домой.
И только на одиннадцатый день к калитке медленно подъехала огромная копна. Наконец-то! Из кабины КАМАЗа выпрыгнул улыбающийся, загоревший Петя.
Обнимая счастливого сына, отец с сожалением и дрожью в голосе сказал, что сеновал уже полный. Два дня назад дядя Боря продал им машину сена.
Горько стало Пете. Влажная пелена заволокла глаза, машина с сеном вдруг расплылась, стала бесформенной…
Послышался рокот мотоцикла, и через считанные минуты во двор вошел Иван Никитович, пресвитер церкви. Он приехал узнать, не вернулся ли Петя.
— Как я рад! — воскликнул Иван Никитович, глядя то на КАМАЗ с сеном, то на Петю.
Сразу сообразив, в чем дело, он доверительно посмотрел на расстроенного Петю и сказал:
— Знаешь, у меня серьезная проблема: тете Наде нужно обязательно привезти сено. Ты согласен выгрузить эту машину у нее?
Петя хорошо знал тетю Надю — многодетную вдову. Ее муж, диакон церкви, умер два месяца назад.
— Согласен,- недолго думая, кивнул Петя и запрыгнул в кабину.
Поздно вечером, заполнив сеновал тети Нади, Иван Никитович и Петя присели отдохнуть.
— Удивительное делает Господь! — вытирая со лба пот, с восторгом сказал пресвитер.- Уже несколько дней я искал сено, но так и не встретил подходящего — то очень дорого, то плохое. Тетя Надя с детьми, и я вместе с ними просили Бога помочь, и Он все сделал так удивительно!
Я так рад, что ты, Петя, оказался тем человеком, которым воспользовался Бог. Не огорчайся, что папа не дождался тебя и купил сено. Ты сделал все, чтобы помочь семье, а Бог, видя твое усердие, вознаградил тебя так, что радуются не только твои родные…

{PAGEBREAK}
Восемьдесят два километра
По вечерам уже тянуло осенней прохладой. Август подходил к концу. Кое-где среди густой зелени проглядывала желтизна, с верхушек деревьев, как бы невзначай, срывался разноцветный лист и, описав плавную дугу в воздухе, мягко ложился на землю.
Стасик и Коля — неразлучные друзья — жили в одной деревне, на одной улице. Учились они в одном классе и ходили вместе не только в школу, но и на детские собрания. У них было много общего: интересы, приключения, дела, мечты. Они даже родились в один день! Только Коля рос в семье последним, десятым, а Стасик — первым.
В начале июня мальчикам исполнилось по тринадцать лет. Родители подарили им новенькие, совершенно одинаковые велосипеды. С того дня Коля и Стасик только и говорили о подарке. И если им за целый день не удавалось проехать до лесополосы или покататься за селом, они все равно находили причины, чтобы позаниматься своей техникой — подтянуть гайки, подкачать колесо, а то и просто полюбоваться.
У мальчиков были свои постоянные обязанности по дому. Они должны были пасти коров, убирать в сарае, косить траву для кроликов и кур. Стасик по хозяйству часто заменял отца и неплохо справлялся с любой работой. Он привык к тому, что у него все получалось лучше и быстрее, чем у младших.
Почти каждый день Коля и Стасик выезжали в березовую рощу или отдаленные лесопосадки за травой. Им нравилось ездить наперегонки. Как приятно свежий ветер бил в лицо, вздувал пузырем рубашку на спине! Все было отлично, не хватало только спидометра. Стасику с Колей очень хотелось знать, сколько километров они проезжают в день. О чем бы они ни говорили, все сводилось к одной теме: где достать спидометр.
И вот однажды вечером, настежь распахнув дверь, Стасик влетел к другу в дом.
— Коля, в спорттоварах спидометры продаются!
— Откуда ты знаешь? — подскочил тот.
— Андрей Заболотный сказал.
— Здорово! Наконец-то!
Ребята не могли дождаться утра. Им казалось, что спидометры раскупят и им не достанется. К магазину они подъехали чуть ли не за час до открытия и, с волнением заглядывая в окна, пытались рассмотреть витрину.
Наконец они у прилавка. Под стеклом лежал блестящий велосипедный счетчик.
— Смотри,- подтолкнул Коля Стасика.- Совсем недорого!
— Угу,- отозвался Стасик.- Покупаем! С тех пор поездки стали еще интереснее. Через несколько дней ребята уже знали точное расстояние между своими домами, от школы до магазина, от молитвенного дома до ближайшей лесополосы. Они даже завели тетрадь и стали записывать, сколько километров проехали в день.
— Сколько ты сегодня наездил? — как-то спросил Коля, заехав к Стасику вечером.
— Восемнадцать с половиной.
— А я — двадцать пять! — похвалился Коля с нескрываемым чувством превосходства.
— Ну и что! Подумаешь, на семь километров больше! Даже на шесть с половиной! Завтра, может, я больше проеду,- стараясь казаться равнодушным, ответил Стасик.
Коля уехал, а Стасик приуныл. Непривычно было ему отставать. Старший в семье, он привык первенствовать и только с Колей чувствовал себя на равных. И вдруг… Коля превзошел его! Неприятные мысли точили сознание. Досада, зависть, желание превзойти Колю — все смешалось в кучу, и Стасик, пнув пустое ведро, вышел из сарая.
— Ты что там гремишь? — добродушно спросил отец и, увидев печальное лицо сына, дружески похлопал его по плечу: — У тебя что-то случилось?
— И да, и нет,- с горечью ответил Стасик.
— А точнее — да,- поправил отец.- У тебя же на лбу все написано!
— Просто Коля всегда больше меня ездит на велосипеде! Как поставили счетчики, у меня ни разу не получалось обогнать его…
— Значит, вы соревнуетесь? — поднял брови отец.- Так, так. Это, сынок, хорошим не кончится.
Соперничество — это зло, даже очень большое зло!
— Что здесь плохого? — недовольно спросил Стасик.- Просто, мы хотим наездить побольше.
— Плохо то, что ты завидуешь Коле и хочешь обогнать его. Перед Богом это грех. В Библии написано: «Ничего не делайте по любопрению или по тщеславию, но по смиренномудрию почитайте один другого высшим себя «. Тебе знакомы эти слова?
Стасик молча кивнул. Он знал это, но ему совсем не нравилось то, что нужно уступать Коле. И почему он должен отставать? Что, он слабее? Нет, он должен проехать больше и доказать, что это ему ничего не стоит! Желание первенствовать не утихало в сердце Стасика.
— Всякое соревнование противно Богу, потому что основано на самовозвышении и гордости,- продолжал отец, но Стасик почти не слушал его.- Там нет места ни любви, ни уступчивости, ни смирению. Добиваясь успеха, стараясь проехать больше, чем Коля, ты унижаешь его, а себя ставишь выше. Любовь так не делает. Стасик, поверь мне, что соперничество — это большое зло. От него надо избавляться, и чем раньше, тем лучше.
«Конечно, у Коли намного меньше дома работы,- думал Стасик уже в постели,- вот он и ездит себе, сколько хочет. Нет, все-таки я должен обогнать его! » Долго он ворочался с боку на бок, строил планы, как завтра проехать больше, чем Коля.
Но и на следующий день у Стасика не получилось обогнать друга, хотя он садился на велосипед при первой же возможности. Даже от крыльца до сарая, каких-нибудь два десятка метров он не шел, а ехал. Но как он ни старался, все равно к вечеру его спидометр показывал меньше, чем Колин.
Осталось два дня до школы, и Стасик решил все же доказать, что он может проехать больше. Едва забрезжил рассвет, он на цыпочках выскользнул из дому и осторожно вывел из сарая велосипед.
«Только бы не разбудить папу, а то сразу какое-нибудь неотложное дело поручит «,- подумал он, стараясь бесшумно отворить калитку.
Вскоре довольный Стасик уже катил по пустой дороге. Свежее утро предвещало хороший день. Из-за леса медленно поднималось золотистое солнце. Он выехал за деревню и помчался вдоль лесополосы.
«Сегодня я уж точно обгоню Колю,- подбадривал он себя.- До полудня накручу больше, чем он за целый день! «
Места Стасику были хорошо знакомы. Здесь они много раз катались вдвоем. Он долго ехал вдоль лесополосы. Дорога — гладкая, ровная, как скатерть. Кругом — ни души, только изредка промчится мимо встречная машина или сзади какая-нибудь посигналит при обгоне.
Объездил Стасик все знакомые места, глянул на счетчик — показалось мало.
«Проеду вдоль этой посадки. Там я еще не был «,- решил он и быстрее закрутил педали.
Долго ехал Стасик. Цифры на спидометре значительно увеличились.
«Это даже много,- довольно улыбнулся он.- Пора бы и домой «. Проехав еще несколько сот метров, Стасик оказался на перекрестке. Недолго думая, он свернул направо, мысленно оправдывая себя: «День еще впереди. Последний раз катаюсь. Каникулы кончились, и больше такой возможности не будет «.
За перекрестком появился еще один, потом — поворот и снова гладкая дорога и манящая даль.
Увлекшись, Стасик не заметил, что солнце поднялось довольно высоко. Стало жарко.
«Нужно возвращаться,- решил он.- Но в какую сторону ехать? — екнуло сердце.- Как попасть в свое село? «
Стасик миновал еще один перекресток, а вокруг незнакомые места и ни одного указателя. Он остановился и тревожно огляделся. Вдали виднелось какое-то село.
«Это, наверное, Сергеевка,- обрадовался он.- За ним — Хорошево, а там до нашего рукой подать «.
Но когда Стасик подъехал ближе, понял — это вовсе не Сергеевка. Спросил у какого-то мужчины, как называется село — и похолодел. До дома было больше тридцати километров!
Тут только Стасик почувствовал, что совершенно выбился из сил. Усталость сковала тело, хотелось есть и пить. Теперь-то он точно проехал больше, чем Коля, но вместо радости почувствовал горечь, на глазах выступили слезы. Ему стало страшно. Сможет ли он вернуться домой до ночи?
В памяти всплыл недавний разговор с отцом и его слова: «Это хорошим не кончится. Соперничество — большое зло… «
На дороге расплывались длинные тени. Становилось прохладно. Стасик дрожал, не столько от попутного ветра, сколько от беспокойства и укоров совести. Достигнутая цель жестоко наказала его душевными муками. Сердце терзалось от сознания вины.
Когда Стасик подъехал к деревне, уже совсем стемнело. От усталости кружилась голова. Спидометр отсчитал восемьдесят два километра… Но эти цифры нисколько не радовали Стасика.

{PAGEBREAK}
Грех от времени не стареет
Лопались почки на деревьях, выпуская клейкие листочки, в воздухе приятно пахло весной. Вот-вот прилетят птицы. У школьников скоро закончится учебный год.
Шестиклассник Леня, белокурый мальчишка из большой христианской семьи, как и все, радовался, что скоро наступят каникулы. Жаль только, что с Равилем придется расстаться.
Равиль — Ленин друг и одноклассник. Сегодня он на первой же перемене подошел к Лене и заговорщицким тоном сказал:
— Пойдем, что-то покажу!
Выбрав в конце коридора укромное местечко, друзья остановились.
— Смотри! — приподнял рукав Равиль.
— Ого! — воскликнул Лёня.- Это твои?
— Ага, дома подарили!
На руке Равиля красовались новые блестящие часы. По кругу безостановочно, как живая, бегала секундная стрелка, а на циферблате золотыми буквами сияло: «Салют «.
— Какие красивые! — выдохнул Лёня.
— Хочешь немного поносить? — с готовностью предложил Равиль, расстегивая ремешок.
Лёня не отказался. Он давно уже мечтал о часах и завидовал тем, у кого они были.
Дома Лёня долго сидел над домашним заданием и никак не мог сосредоточиться. Мысли снова и снова возвращались к часам. То он видел себя перед витриной с множеством ручных и настенных часов, то представлял на своей руке такие же блестящие, как у Равиля.
Поздно вечером, когда отец пришел домой после собрания, Лёня попросил:
— Папа, купи мне часы!
— Часы?
— Да, такие, как у Равиля,- «Салют «! — оживился Лёня.
— Это хорошие часы,- заметил отец и, устало опустившись на стул, задумался.- Хорошо, я куплю тебе часы, когда закончишь школу,- пообещал он и, словно оправдываясь, добавил: — Равиль один у родителей, а вас — одиннадцать… И если купить тебе часы, моей зарплаты не хватит на самое необходимое.
Лёня молчал. Он и сам понимал это, но сильное желание иметь часы мешало согласиться с отцом.
— Так долго ждать? — разочарованно протянул он.- Целых два года…
С этого дня Лёня ложился спать и вставал с мыслью о часах. Что только ни приходило ему в голову! То он мечтал заработать деньги и купить часы, то представлял себе, что вдруг найдет кошелек, полный денег, то… Одним словом, Лёня потерял покой.
Как-то раз утром Лёня встретился с Равилем по дороге в школу.
— Давай зайдем в магазин,- предложил Равиль, поздоровавшись.- Мне нужно ручку купить.
— Давай,- согласился Лёня. Равиль достал из кармана часы:
— У нас еще пятнадцать минут в запасе!
Лёня видел, что Равиль снова положил часы в карман куртки, продолжая при этом что-то рассказывать. Но Лёня почти ничего не слышал.
«Равиль теперь носит часы в кармане. А что, если я возьму их себе? — вдруг подумал он, и ему стало жарко.- Это же воровство! — вздрогнуло сердце, но он постарался оправдаться: — У него родители богатые, они ему новые купят «.
На большой перемене Лёня задержался в полупустом классе. Его, словно магнитом, тянуло к вешалке, где висела синяя куртка Равиля. Сделав вид, что хочет что-то взять в своем плаще, Лёня опустил руку в карман синей куртки. Пальцы нащупали круглый холодный диск. Тайный страх, как электрический ток, пробежал по всему телу. Еще мгновение — и часы скользнули во внутренний карман Лёниного пиджака. Так же ловко он продырявил карман куртки и, как ни в чем не бывало, подошел к своей парте.
На Лёню никто не обратил внимания. Но украденные часы оттягивали карман, как пудовая гиря, обжигали грудь и, казалось, что было мочи кричали: «Ты — вор! Ты — вор! Ты — вор! » Лёня сопротивлялся всем своим существом: «Я тоже хочу часы.
У Равиля папа в магазине работает, он ему еще купит. А я не хочу ждать так долго! «
«Бог все видит! Ты сделал большой грех! — твердило сознание, но он успокаивал себя: — Ничего, никто об этом не узнает. Скоро все забудется. А Равилю купят новые… «
После занятий ребята столпились у вешалки. Каждому хотелось быстрее найти свою одежду и выбежать на улицу. Стараясь скрыть волнение, Лёня неторопливо складывал учебники в портфель. В этот раз ему хотелось, чтобы Равиль ушел домой без него.
— Пойдем! — позвал Равиль, на ходу застегивая куртку.
— Сейчас,- не глядя на него, рассеянно ответил Лёня и подумал: «Пусть сначала он уйдет, а потом — я «.
Когда Лёня подошел к вешалке, там уже никого не было.
— Я тебя жду,- сказал Равиль и направился к выходу.
«Только бы он сейчас ничего не заметил! » — замер от страха Лёня.
Равиль поджидал друга на крыльце. Теплый ветерок напоминал о весне, в высоченных тополях весело чирикали воробьи.
— Что ты так долго? — удивился Равиль.- Уже все ушли.
Лёня промолчал. Равиль стал рассказывать о своих рыбках. Лёня старался поддерживать разговор и напряженно следил за каждым движением друга.
«А что, если он сейчас захочет посмотреть время? » — сверлила его сознание тревожная мысль.
Вдруг Равиль резко остановился, растерянно посмотрел под ноги и побледнел. Его рука лежала в кармане.
Внутри у Лёни похолодело: «Обнаружил! «
— Что с тобой? — стараясь показаться удивленным, спросил он и отвел глаза в сторону.
— Часы… — часто-часто заморгал Равиль.
— Что «часы «?
— Потерял,- безнадежно произнес Равиль, проверяя то один, то другой карман.
— Как потерял? Где потерял? — сыпал вопросами уже осмелевший Лёня.- Может, ты в сумку положил? Давай посмотрим!
— Нет, я точно знаю, что положил их в карман,- горько вздохнул Равиль.
«Признайся! Признайся! — трепетно забилось сердце Лёни, но он удержал себя: — Нет, Равиль расскажет родителям. Нет, ни в коем случае, это будет такой позор! «
— Ты посмотри хорошо! — по-деловому подсказывал Лёня.
— Как еще лучше? Нету их, и все…
— В обоих?
— Ну да! — вывернул Равиль карманы.
— Смотри! Дырка! — округлив глаза, выкрикнул Лёня.- Может, отсюда и выпали?
— Не знаю… — еще больше растерялся Равиль.- Дырка такая маленькая…
— Эх ты! Зачем носил их в кармане? — поучительным тоном протянул Лёня.- А теперь — попробуй найди!
Равиль тоскливо смотрел куда-то вдаль. Ему было очень жаль новые часы.
— Давай поищем! — предложил Лёня.
Не отрывая глаз от асфальта, ребята поплелись обратно. Равиль безнадежно вздыхал, а Лёня пинал мелкие камешки и старался успокоить его.
— Ничего, найдем…
Мальчики дошли до парадного входа школы и разочарованно переглянулись.
Домой шли молча. Равиль сожалевал о потере, а Лёня радовался, что кража удалась и друг не заподозрил его. И только одно беспокоило Лёню: как объяснить родителям появление часов. Когда он думал об этом, совесть его билась, как пойманная в клетку птица. Лёня знал, что Бог видел его греховный поступок.
Распрощавшись с другом на перекрестке, Лёня свернул на свою улицу. И чем ближе он подходил к дому, тем тяжелее становилось на сердце. А что, если родители догадаются? Лёня совсем не ощущал радости от того, что у него теперь есть часы.
«Скажу маме, что нашел,- решил он, и его вдруг озарило: — Надо сделать так, чтобы они были не похожи на новые! «
Лёня присел и резкими движениями стал безжалостно тереть корпус часов об асфальт. Послышался плачущий, тоскливый скрип. Лёне этого показалось мало, и он поднес гвоздь к стеклу. Тонкий жалобный писк застыл в ушах. На стекле появилось несколько глубоких царапин.
Совсем новые часы, как раненые, беспомощно лежали на холодной ладони. Вытащив ремешок, Лёня швырнул его в кусты и, еще раз посмотрев на часы, облегченно вздохнул: «Теперь и сам Равиль не узнает их! «
Мама встретила Лёню вопросом:
— Где ты так долго был?
— К Равилю заходил,- пряча глаза, отчеканил Дёня.- Новых рыбок смотрел.
«Неправда! Неправда! » — тут же застучало у него в висках.
— Мы же договаривались, что ты будешь предупреждать меня, если надумаешь куда-нибудь идти,- вопросительно посмотрела мама.
— Я не успел,- оправдывался Лёня, чувствуя, как пылают щеки и уши.
Достав из кармана часы, он протянул их матери:
— Это тебе!
— Где ты их взял?
— Нашел.
-Где?
— Да там, на улице…
Мать удивленно рассматривала часы, а Лёня стоял ни жив ни мертв. Он боялся посмотреть ей в глаза. Ему казалось, что тогда она обо всем догадается.
— Это тебе,- скороговоркой повторил он и пошел в свою комнату.
Проходили дни. Деревья уже оделись в летний сарафан, земля накрылась нежно-зеленым покрывалом. Приближались экзамены. Равиль привык к потере и больше не вспоминал о ней. А Лёня все еще терзался от того, что украл часы. Он думал, что станет счастливым, завладев желанной вещью, но получилось наоборот.
Долго еще часы напоминали Лёне о воровсте и неправде, но потом отягощенная муками совесть замолчала, и он забыл о часах.
Быстро пролетело два года. В день, когда Лёня сдавал последний экзамен, дома его ждал сюрприз.
— Ну, сынок, я исполняю свое обещание,- протянул отец маленькую коробочку.- Держи!
— Часы?! — воскликнул Лёня.
— Да. Такие, как ты хотел!
Лёня открыл коробочку. На синем бархате лежали часы, точь-в-точь такие, как… Ему казалось, что сердце вот-вот остановится. Как раненая птица, оно вдруг застонало: «Признайся! Признайся! Сейчас самый подходящий момент… «
— Ты заметил, что я купил точно такие часы, как ты нашел два года назад? — спросил отец, не подозревая, какие страдания причиняет сыну.
— Да,- с трудом выдавил он в ответ.
Лёня заставил свое сердце замолчать. Постепенно краска сошла с его лица, и он, как ни в чем не бывало, поблагодарил отца и надел часы.
Прошло еще несколько лет. Лёня был уже членом церкви, ревностно участвовал в жизни молодежи. Бог простил ему грехи — это делало жизнь радостной, вселяло уверенность в спасении.
Лёня долго не встречался с Равилем. Но вот однажды они увидели друг друга в автобусе. Оба ехали на работу и, на удивление, вышли на одной остановке. Встреча была радостной. Вспомнили былое, обменялись новостями. К сожалению, времени было мало, и они распрощались так же быстро, как и встретились.
«Не успел даже о Боге сказать! — сожалевал Лёня, снова и снова думая о неожиданной встрече.- Завтра надо обязательно рассказать, как Бог помиловал меня, пригласить на собрание «.
И вдруг, до боли обжигая сердце, Лёню пронзило давно забытое: «Ты же вор! Ты украл у Равиля часы и не имеешь права говорить ему о Христе «. У Лёни опустились руки. О, эти злополучные часы!
«Это было так давно! — пытался оправдаться Лёня.- Даже смешно сейчас говорить об этом Равилю. То было в детстве, а сейчас мы уже взрослые, сами можем купить, что хочется «.
Но этих возражений было так мало! Совесть с новой силой стала обличать его. Он молился, просил прощения у Бога, но покой не наступал.
«Зачем? Зачем я это сделал? » — винил себя Лёня. Он хотел уже купить новые часы и незаметно положить Равилю в карман, но это тоже не успокаивало.
Лёня знал, что освободиться от мук и угрызений совести можно только одним путем: через исповедание. Да, он должен признаться и возместить Равилю ущерб.
«Нет! Только не это! — возмущенно твердил разум.- Это такой позор! Ты потеряешь Равиля навсегда и никогда не сможешь сказать ему о Боге. Он просто не будет тебя слушать… «
Это были дни ужасных пыток. Лёня торговался со своей совестью, но она все громче взывала: «Признайся! Признайся, и ты будешь свободен! «
Грех многолетней давности вконец истерзал Лёню. Он заметил, что его любовь к Библии стала охладевать, на собрании он перестал молиться.
«Я же погибну! — пронзила его новая мысль.- Нет, пусть будет стыдно и горько, но мне нужно покончить с грехом! «
И Лёня покорился Божьему зову.
Это было в субботу. С утра Лёню наполняло смешанное чувство неотступающей робости и радости от принятого решения. Он много раз мысленно составлял план предстоящего разговора-признания, и от этого его бросало то в жар, то в холод.
На звонок дверь открыл Равиль. В этом не было ничего особенного. Но Лёня никогда еще так не волновался при встрече с ним. Он прошел в комнату и остановился у аквариума, рассеянно глядя на лениво плавающих рыбок.
— Садись,- пригласил Равиль.
— Спасибо.
Лёня забыл все слова, из головы вылетела приготовленная речь. Он не знал, с чего начать. Мысленно взывая к Богу о помощи, он вытащил руку из кармана и положил на стол деньги.
— Это твое.
Равиль, ничего не понимая, посмотрел на Леню.
— Помнишь, ты в шестом классе часы потерял? — с трудом выговаривая слова, спросил Леня.
— Ну!
— Ты их не потерял, понимаешь… Я украл их. Теперь вот… купи себе новые, какие понравятся,- сказал Леня и пододвинул деньги на край стола.- Виноват я, прости…
— Да ладно, пустяки все это! Зачем старое вспоминать? — смущенно ответил Равиль.
— Нет, это не пустяки,- грустно сказал Лёня.- Это грех, который мучил меня все эти годы. Я думал, что со временем он забудется, но нет. Время не освобождает от греха. Освобождает лишь искреннее признание и Кровь Иисуса Христа.
Знаешь, Равиль, мне хочется, чтобы и ты испытал, что такое настоящая свобода, свобода от греха и тяжести вины. Вот эта книга,- Леня протянул Равилю Евангелие,- открыла мне глаза и помогла прийти к Богу. Почитай ее, она может осчастливить и тебя!

{PAGEBREAK}
Хитрые ловушки
Тридцатого августа в молитвенном доме небольшого сибирского городка было людно. Взрослые и дети пришли сюда помолиться Богу и перед началом учебного года попросить Его, чтобы Он благословил и сохранил всех учеников, помог им быть светом в безбожном окружении в школе.
Это было необычное богослужение. Вместо хора на возвышении сидели школьники и их родители. Первоклассники заняли две передние скамейки. Среди них сидела и Лиля, голубоглазая девочка с тугими светлыми косичками.
Лиля сильно волновалась. Ей никогда еще не приходилось сидеть там, где обычно сидели хористы. Отсюда зал молитвенного дома выглядел совсем по-другому.
На кафедру по очереди выходили проповедники. Все они говорили о том, что в школе детям бывает очень трудно, что дьявол старается увлечь их всякими приманками и что дети нуждаются в Божьей защите и охране.
А потом была молитва. Сначала молились дети, после них — родители. Многие мамы плакали, и Лиля не могла понять почему. Ведь мама часто говорила, что учиться надо, и это хорошо, почему же она плачет?
Первый день в школе оставил Лиле много впечатлений. Ей понравилось все: девочка, с которой ее посадили за парту, цветы на окнах и на столе, учебники, карандаши, чистые тетради, большая черная доска, на которой можно писать мелом.
После занятий, подхватив портфель, Лиля побежала домой. Ее косички весело подпрыгивали на спине, мелькая яркими бантами. Лиле хотелось все рассказать маме и малышам — она стала первой школьницей в семье.
Быстро пролетела неделя, другая. Учеба давалась Лиле легко, и она каждый день приходила из школы веселая и довольная. Ничего опасного или страшного она не увидела за это время. Ей нравилось читать, писать буквы и цифры, рисовать. И еще ей очень хотелось узнать, что будет дальше.
Однажды Лиля пришла из школы позже обычного.
— Где ты задержалась? — спросила ее мама.
— Сегодня к нам приходили вожатые, и мы после уроков разгадывали загадки, а потом играли.
— Тебе понравилось?
— Не очень. Мальчики толкались.
— А в какую игру вы играли?
— В электрончики.
— Это какая-то новая игра.
— Вожатая сказала, что на земле все состоит из каких-то электронов, и они все время вертятся,- размахивая руками, рассказывала Лиля.
— Понятно. Электроны действительно постоянно движутся. Но как в них можно играть?
— Просто! — Лиля откинула назад косичку.- Юдин мальчик стоял в центре, а мы прыгали вокруг него и бегали туда-сюда.
— Это нехорошая игра,- задумчиво сказала мама и присела на стул.
— Почему? — испуганно спросила Лиля.
— Потому что она увлечет тебя в греховный мир танца. Это только первый шаг, безобидные вроде движения — попрыгали, потолкались, и все. А потом вожатые включат музыку, и вы будете прыгать под музыку, затем предложат аэробику и еще что-нибудь мирское, что отвлекает от Бога. Лиля удивленно смотрела на маму.
— Доченька, вот это и есть те трудности и искушения, с которыми встречаются дети в школе. Помнишь, когда на собрании провожали детей в школу, все молились, чтобы Бог сохранил вас? Взрослые знают эти опасности, потому что сами пережили много подобного.
В школе тебя будут учить не только хорошему, и тебе нужно убегать от того, что не нравится Богу, что огорчает Его. Мне тоже было трудно, когда я училась. В то время нас заставляли вступать в октябрята и пионеры. К нам так же приходили пионервожатые и старались увлечь нас в греховный мир разными мероприятиями. Они придумывали очень интересные игры, устраивали соревнования, водили в кино, организовали в школе кукольный театр и разные кружки. Они старались в первую очередь привлечь нас, верующих, уговаривали взять самые хорошие роли, давали бесплатно билеты в кино. Но мы не соглашались, и тогда над нами смеялись, обзывали, настраивали против нас одноклассников и даже выставляли на линейке перед всей школой, говорили, что верующие самые глупые и отсталые люди. Учителя угрожали, что отнимут нас у родителей и отправят в детдом.
— Как страшно, мама! — прошептала Лиля и прижалась к ее руке.
— Страшно, доченька, но Бог не оставляет нас одних в трудностях. Когда мы хотим быть послушными Ему, Он дает нам силу все преодолевать и быть верными! Не надо бояться, мы с папой не оставим тебя одну. И если ты сама не хочешь участвовать в таких играх, мы поговорим с учительницей, чтобы тебя отпускали домой.
— Поговорите! — оживилась Лиля.- Я не хочу играть в греховные игры!
На следующий день Лиля пришла в школу вместе с мамой. Учительница удивилась ее необычной просьбе, но пообещала отпускать Лилю с внеклассных занятий.
Когда Лилина мама уже собралась уходить, учительница неожиданно спросила:
— В третьей четверти у нас по программе урок психогимнастики. Можно Лиле посещать его?
Лилина мама не спешила с ответом. Она не знала, что это за урок.
— Там нет ничего страшного,- поспешно объяснила учительница.- Это упражнения для умственной разгрузки, чтобы детям легче было заниматься. Если хотите, я передам программу уроков, вы сами ознакомитесь с ней и убедитесь, что там нет ничего плохого.
Когда Лиля принесла от учительницы программу, папы дома не было. Он уехал на курсы проповедников. Мама, прочитав брошюру, поняла, что эти необычные уроки основаны на гипнозе и связаны с дьявольскими силами.
— Господи, защити Лилечку! — вырвалось у нее со вздохом.
Мама запретила Лиле посещать уроки психогимнастики и передала учительнице записку с просьбой освободить ее дочь от этих занятий. По расписанию психогимнастика была последним уроком, и Лиля просто уходила домой раньше других.
Но однажды Лиля пришла домой грустная и, заглянув на кухню, потухшим голосом сказала:
— Меня не отпустили с психогимнастики.
— Почему?
— На второй урок в класс пришли две тети и дядя. Учительница сказала, что это комиссия и они хотят провести у нас эксперимент.
— Какой эксперимент? — с тревогой спросила мама и отложила работу.
— Не знаю. Они сказали, чтобы мы расслабились, сели свободно, кому как нравится, и постарались не думать ни про математику, ни про родную речь, ни про что! Дядя включил музыку, тихо-тихо, и сказал, чтобы мы представили себя зайчиками или мишками. А потом тетя велела всем закрыть глаза и представить, что вокруг летает и жужжит пчела. Они еще что-то говорили, но я уже не помню.
Вечером папа попросил Лилю рассказать о необычном уроке и ему. Он слушал внимательно, а потом посадил дочь к себе на колени и спросил:
— Ты знаешь, что такое психогимнастика? Лиля пожала плечами.
— Я тебе сейчас расскажу. Это сложное слово, и состоит из двух греческих. Первое слово — «психо » — означает «душа «, а второе — «гимнастика » — значит тренировать, упражнять. В общем, если сказать проще,- это душевные упражнения.
В упражнениях нуждается не только наше тело, но и душа. Самые хорошие упражнения для души — это молитва, чтение Библии и пост. А психогимнастика — это хитрая ловушка дьявола. Он внушает человеку: «Если тебе скучно и трудно, если ты устал или плохо учишься, если с тобой никто не дружит — делай психогимнастику, и все будет отлично «. На первый взгляд это, кажется, помогает, но на самом же деле дьявол никого не может сделать счастливым.
Лиля такого еще не слышала и доверчиво смотрела отцу в глаза.
— Уроки психогимнастики построены очень хитро,- продолжал папа.- Сначала вам предложили представить себя красивым цветочком на солнечной поляне или беззаботной зверюшкой в тихом лесу. Это делается для того, чтобы стало интересно и захотелось узнать больше. Потом вам предложат подняться над землей и узнать, что там есть. И наступит урок, когда вас пригласят полететь в космос.
Это же очень увлекательно, правда?
Конечно, это неправда, что дети могут подняться из класса и полететь в космос. Но встретиться с теми, кто там живет, могут. Так бывает. И это большая беда для человека, потому что там живут злые духи, слуги дьявола.
Когда ты читаешь Библию и молишься, ты приглашаешь на помощь Бога, а тот, кто занимается психогимнастикой,- приглашает дьявола. Такому человеку очень трудно покаяться и прийти к Богу.
Отец открыл Библию и, перелистывая тонкие листочки, сказал:
— Ты помнишь, какое пожелание я говорил вам на проводах в школу?
Лиля смутилась. Конечно же, она забыла, что читал папа.
— Я напомню. Это слова из молитвы Иисуса Христа: «Не молю, чтобы Ты взял их из мира, но чтобы сохранил их от зла «.
Господь знал, что нам будет трудно жить в мире, где все пропитано грехом. Потому Он просил Небесного Отца хранить и оберегать нас от всякого зла. У Бога есть сила защитить Своих детей, только мы должны нуждаться в Его помощи.
На следующий день Лиля возвращалась из школы вместе с папой. Он ходил беседовать с учительницей. Лиля радовалась, что ей уже никогда не нужно будет посещать уроки психогимнастики.
«Хоть и страшно делать что-то не так, как говорит учительница,- думала она, крепко держась за руку отца.- Но я хочу во всем слушаться Бога… «

{PAGEBREAK}
Алешино согрешение
На улице темно и холодно. Алеша сидит на диване и слушает, как в трубе завывает ветер. А рядом, за столом, сидят две его сестренки и слушают, как мама читает Библию. Они говорят, что это святая книга и что они каждый раз узнают из нее что-то новое и полезное для себя. Но у Алеши не так. Он не узнает ничего нового из знакомых ему историй. Может, это потому, что он еще маленький? Но нет, Алеше уже исполнилось шесть лет, и он скоро пойдет в школу. Ему хочется смотреть телевизор, а слушать, что мама читает из Библии,- совсем не хочется.
«Другое дело — телевизор,- думает Алеша.- Там намного интереснее… «
Он никак не может понять, почему мама считает телевизор идолом и каждый день молится, чтобы Господь помог убрать его из дома. Ну что в этом плохого, если бы сейчас он сидел с папой в зале и смотрел кино?
Раньше они всей семьей вечерами сидели у телевизора. Но с тех пор, как мама покаялась, кино смотрит только папа…
Алеша прислушался к резким звукам, которые доносились из соседней комнаты. Он знал, что в это время по телевизору идет фильм ужасов. А дерутся там как!
Алеша вдруг представил себя героем фильма и принял воинственный вид. Еще бы! Ведь это он сейчас дерется с чудовищем: «Трах! Бах! Так его! Так! » Алеша вообразил, какой он сильный и смелый, ловкий и умный. Мысли унесли его далеко-далеко от мамы, от сестренок и, конечно, от Библии.
Мама уже несколько раз окликнула Алешу, но он не слышал ее.
— Что с тобой, сыночек? — взяла она его за руку.- Ты не слышишь, что я зову тебя? Вставай, молиться будем.
Алеша нахмурил брови — мама оторвала его от таких интересных мыслей! Он нехотя сполз с дивана и опустился на колени. Ему кажется, что мама и сестренки долго-предолго молятся. А когда наступила его очередь, он торопливо произнес несколько слов, сказал погромче «аминь » и вскочил, чтобы бежать к телевизору. Но мама остановила его:
— Сынок, нельзя так вести себя. Бог — не человек, и мы должны благоговеть перед Ним. Когда молишься, стой спокойно и думай о том, что Бог видит тебя и слышит, что ты говоришь.
Алеша недовольно поджал губы. Ему хотелось, чтобы мама поскорее отпустила его, и тогда он еще успеет посмотреть телевизор. Но мама велела Алеше умыться и ложиться спать. Конечно, этого он совсем не хотел!
И Алеша схитрил. Он сделал вид, что пошел спать, а сам осторожно прокрался в другую комнату к телевизору. Он присел за папиным креслом и забыл про все на свете.
Его сердечко сжималось и трепетало от страха при виде ужасов на экране. А как только кончилось кино, он прошмыгнул в свою комнату и юркнул в постель, довольный, что мама ничего не заметила.
Спал Алеша очень тревожно. Всю ночь ему снилось жуткое чудовище с экрана. Оно преследовало его, хватало своими безобразными лапищами, клацало зубищами. Ему казалось, что страшилище вот-вот схватит его и съест. Такие страшные сны ему еще никогда не снились.
Утром Алеша облегченно вздохнул: наконец-то чудовище исчезло! Чудовище исчезло, но почему так сильно болит голова?
— Сыночек, ты заболел? — ласково спросила мама и сунула ему под мышку термометр.
Алеша и сам не знал, заболел он или нет, но мама велела ему еще полежать.
— Тридцать шесть и шесть,- через десять минут сказала она,- все нормально, мой мальчик!
Но Алеша не чувствовал себя нормально. Целый день ему было плохо — он никак не мог забыть то страшное чудовище, которое его чуть-чуть не проглотило. А когда наступил вечер, Алеше стало еще страшнее. Ему казалось, что страшилище из фильма прячется под кроватью и вот-вот выскочит оттуда и проглотит его.
Алеша пошел к маме и признался ей во всем.
— Сынок, а ты не забыл золотой стишок: «Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, потому что это благоугодно Господу «?
— Нет.
У Алеши хорошая память.
— А как ты думаешь, ты хорошо сделал, что вчера обманул меня?
«Ну зачем она спрашивает такое? — подумал Алеша.- Конечно же нехорошо! «
Он поднял глаза и жалобно посмотрел на маму.
— Хорошо? — снова спросила мама. Алеше стало очень стыдно, и он попросил у нее прощения.
— Сынок, ты не только меня огорчил, но и перед Богом согрешил, потому Он и не хранил тебя.
Алеша сильно пожалел, что не послушался и смотрел телевизор. Он уткнулся маме в плечо и заплакал.
— Иисус любит тебя, Алеша, и, если ты понимаешь, что виноват, давай помолимся, попросим у Него прощения, и Он простит тебе.
Алеша встал на колени.
— Дорогой Иисус, прости, что я не слушался маму. Я больше не буду смотреть телевизор! Пошли мне хороший сон!
После молитвы Алеша сразу лег спать и не заметил, как уснул. Всю ночь он спал крепко и сладко.

671 Просмотров 1 Сегодня

Добавить комментарий