ВЫМОЛИЛА

Стильный Христианский Портал

ВЫМОЛИЛА

ВЫМОЛИЛА

Это произошло в Полтаве весной 1948 года. В автобус вошли мальчик и женщина. Они были в потрепанных пальтишках, в старой обуви; на мальчугане — большая старая кепка. Ему было лет девять-десять. Возраст женщины определить было нелегко. Маленькая, худенькая, с печальным взглядом больших серых глаз, она выглядела почти старой и в то же время казалась еще сравнительно молодой. 
Войдя в автобус, новые пассажиры положили у своих ног узелочки. Женщина повернулась к окну и зашевелила губами. Она молилась. Она всегда молилась.

ВЫМОЛИЛА

Это произошло в Полтаве весной 1948 года. В автобус вошли мальчик и женщина. Они были в потрепанных пальтишках, в старой обуви; на мальчугане — большая старая кепка. Ему было лет девять-десять. Возраст женщины определить было нелегко. Маленькая, худенькая, с печальным взглядом больших серых глаз, она выглядела почти старой и в то же время казалась еще сравнительно молодой. 
Войдя в автобус, новые пассажиры положили у своих ног узелочки. Женщина повернулась к окну и зашевелила губами. Она молилась. Она всегда молилась. 
Увидев новых пассажиров, кондуктор прикрикнула: 
— С передней площадки… передавайте на билеты! 
Женщина наклонилась к мальчику и что-то тихо сказала ему. Он кивнул в знак согласия головой, и вскоре его серая кепка вынырнула возле кондуктора. 
— Тетенька, а тетенька! Подвезите нас, пожалуйста, бесплатно, а то у нас всего 20 копеек осталось, а мама больна, ей идти трудно. А Бог вам воздаст, Он добрый! 
Полтавчане — народ гостеприимный, поэтому многим показалось странным, когда кондуктор недовольно вскрикнула: 
— Вот еще, святоши! Много вас тут таких шляется. Платите, а то высажу! 
Мальчик хотел было идти, но сидевший рядом майор протянул трешку кондуктору: 
— Дайте два билета! 
— Спасибо, дяденька! — поблагодарил мальчик и хотел бежать к матери, но майор осторожно взял его за рукав. 
— Откуда ты, мальчик? 
— Мы из эвакуации. 
— Ты здесь с мамой только? 
— Папу моего убили. Он еще в начале войны ушел на фронт. А бабушка умерла. Теперь мы к маминой знакомой, к сестре по вере, едем. 
Рядом с майором сидела красивая полногрудая брюнетка: 
— Ну что ты пристал к мальчику, Виктор? Его мать ждет, пусть идет… 
Но майору не хотелось отпускать мальчика, он ему понравился. Майор продолжал расспрашивать: 
— А сколько тебе лет? 
— Мне — девять. 
— Девять? — переспросил майор, и на лбу его выделились морщинки. 
— А звать тебя как? 
— Сережей. 
— Сережей?! — майор будто решал какую-то трудную задачу… Потом проглотил подступивший к горлу комок и еле слышно спросил: 
— А твою мать звать Любой? 
— Да! — обрадовался мальчик. — А вы откуда знаете? 
Майор не ответил. Он взял мальчика за руку и сказал: 
— Ну, сынок, веди меня к своей маме. 
Женщина по-прежнему смотрела в окно и тихо, беззвучно, одними губами молилась. Она всегда молилась… 
— Мама! — позвал мальчик. — А я взял билеты. 
— Билеты? — женщина повернулась, ее и без того бледное лицо побледнело еще сильнее. Она почти с ужасом смотрела на майора. 
— Люба, Любушка, милая, родная! — бросился к ней майор. 
— Виктор, что это значит? — подскочила к нему брюнетка. 
Но майор не обращал на нее внимания. Он наклонился к женщине и что-то тихо говорил ей. Та была просто потрясена встречей. Укоренившееся в течение страшных лет сознание, что муж пропал безвозвратно, вытравило из ее души всякую надежду. Даже на Божье чудо. Но Он свершил его! Перед ней стоял живой, Богом данный, ее Виктор! 
Автобус уже три раза останавливался, но никто не выходил, всем хотелось знать, чем все это кончится. Мальчик в недоумении смотрел то на майора, то на мать, не понимая, что происходит. Тогда майор взял его на руки: 
— Понимаешь, я твой отец! Понимаешь — отец! 
— Ты мой папка?! Разве тебя не убили? Это мама тебя вымолила… Вымолила! Живой! Папа, папка! 
По лицу женщины текли тихие слезы, она и теперь молилась, благодарно молилась Тому, Кто свершил в ее жизни это великое чудо. Она всегда молилась… Наконец майор опустил мальчика и взял на руки ее. Пораженные происшедшим, пассажиры расступились, и трое счастливых вышли из автобуса.

…Всякий раз, когда мне говорят, что Бога нет и любви нет, что все это выдумки писателей и тех, кому это выгодно, мне хочется крикнуть на весь мир: 
— Да нет же, Бог есть и будет вечно! Но нужно верить, любить и молиться, как эта женщина, — и Он воздаст. Как воздал этой маленькой худенькой женщине.

Нина ГЛУШИЧ 
smile

smile  smile  

224 Просмотров 1 Сегодня

Добавить комментарий