Свидетельство о действиях Духа Святого «Витуция » (часть 4)

Стильный Христианский Портал

Свидетельство о действиях Духа Святого «Витуция » (часть 4)

МОЙ ОТЕЦ
Витуция. Божьи откровения : Елизавета Ханис (часть 4)
Свидетельство о действиях Духа Святого "Витуция" (часть 4)

В 1980 году после тяжелой и продлжительной болезни угасла жизнь моей второй матери (мачехи). Она перенесла операцию на желчном пузыре, после которой ей стало лучше на один месяц, потом те же боли стали усиливаться. Врач установил, что у нее рак, и через 5 месяцев мучительной болезни она отошла в вечность.
Двумя годами раньше заболел отец простатитом. После всех проделанных анализов врачи установили диагноз: рак мочевого пузыря. Болезнь была продолжительной. У отца была такая склонность – не лежать в постели, и в основном свою болезнь он переносил на ногах, сильно желая остаться в живых. Мы тоже этого хотели и ожидали, что Бог над ним совершит Свое действие, ибо нет болезни, неподвластной Его силе. Поэтому мы все молились об исцелении, но на одной из молитв Господь сказал, что исцеления не будет и он должен будет отойти в вечность.

Отец не раз спрашивал нас, какой был ответ от Господа, но мы не решались ему говорить, так как видели, что он сильно хотел жить.
Когда же ушла из жизни мать, т.е. вторая его жена, это так подействовало на него, что он слег на одре болезни. На ее похороны он мог идти только опираясь с обеих сторон, а на кладбище вынужден был сесть на траву. Через две недели после похорон матери, мы привезли его в свою семью и показали его хорошему врачу. Но увы, все было без результата. Тогда мы позвали Господнего служителя, чтобы тот совершил над ним молитву с елеепомазанием по установлению церкви. Во время молитвы Дух Святой проговорил через одного брата, что «близко время и болезням придет конец, ибо покинет землю». После молитвы этот брат сказал, что пройдет не больше месяца, как тело больного успокоится в прахе земном.

Из этого пророчества отцу стало ясно, что воля Божия не изменилась и не изменится, и что дней страданий осталось очень мало. С того времени отец полностью изменился. До того разговаривал с нами, пытался есть и просил включить магнитофон с псалмами и проповедями, а когда понял, что скоро уйдет, не проявлял желания что-либо слушать, ел очень мало и с нами говорил редко. Был постоянно задумчив, как будто мысли его сосредотачивались лишь на моменте перехода. Очень настаивал, чтобы мы отвезли его домой, изъявляя желание умереть в своем доме и в своей кровати. Говорил, что хочет завещать кое-что нам, детям, которых у него было 12 от обеих матерей. Один из моих братьев приехал и отвез его домой, а через две недели исполнилось то, что было предсказано: отец ушел от жизни, как сказал Господь. Прошел месяц после пророчества, и отец был уже погребен.

МОЙ ОТЕЦ
Витуция. Божьи откровения : Елизавета Ханис (часть 4)
Свидетельство о действиях Духа Святого "Витуция" (часть 4)

В 1980 году после тяжелой и продлжительной болезни угасла жизнь моей второй матери (мачехи). Она перенесла операцию на желчном пузыре, после которой ей стало лучше на один месяц, потом те же боли стали усиливаться. Врач установил, что у нее рак, и через 5 месяцев мучительной болезни она отошла в вечность.
Двумя годами раньше заболел отец простатитом. После всех проделанных анализов врачи установили диагноз: рак мочевого пузыря. Болезнь была продолжительной. У отца была такая склонность – не лежать в постели, и в основном свою болезнь он переносил на ногах, сильно желая остаться в живых. Мы тоже этого хотели и ожидали, что Бог над ним совершит Свое действие, ибо нет болезни, неподвластной Его силе. Поэтому мы все молились об исцелении, но на одной из молитв Господь сказал, что исцеления не будет и он должен будет отойти в вечность.

Отец не раз спрашивал нас, какой был ответ от Господа, но мы не решались ему говорить, так как видели, что он сильно хотел жить.
Когда же ушла из жизни мать, т.е. вторая его жена, это так подействовало на него, что он слег на одре болезни. На ее похороны он мог идти только опираясь с обеих сторон, а на кладбище вынужден был сесть на траву. Через две недели после похорон матери, мы привезли его в свою семью и показали его хорошему врачу. Но увы, все было без результата. Тогда мы позвали Господнего служителя, чтобы тот совершил над ним молитву с елеепомазанием по установлению церкви. Во время молитвы Дух Святой проговорил через одного брата, что «близко время и болезням придет конец, ибо покинет землю». После молитвы этот брат сказал, что пройдет не больше месяца, как тело больного успокоится в прахе земном.

Из этого пророчества отцу стало ясно, что воля Божия не изменилась и не изменится, и что дней страданий осталось очень мало. С того времени отец полностью изменился. До того разговаривал с нами, пытался есть и просил включить магнитофон с псалмами и проповедями, а когда понял, что скоро уйдет, не проявлял желания что-либо слушать, ел очень мало и с нами говорил редко. Был постоянно задумчив, как будто мысли его сосредотачивались лишь на моменте перехода. Очень настаивал, чтобы мы отвезли его домой, изъявляя желание умереть в своем доме и в своей кровати. Говорил, что хочет завещать кое-что нам, детям, которых у него было 12 от обеих матерей. Один из моих братьев приехал и отвез его домой, а через две недели исполнилось то, что было предсказано: отец ушел от жизни, как сказал Господь. Прошел месяц после пророчества, и отец был уже погребен.

Хотя мы знали, что уход его был предопределен, мы сильно печалились. Тремя днями до смерти отца, сестра позвонила мне и сказала, что отец хочет видеть всех нас. Мы сразу же поехали к нему. Я подошла к нему, поцеловала и заплакала у него на плече, говоря: «Папа, ты хотел увидеть нас. Вот мы, твои дети, здесь. Говори что-нибудь. Он смотрел на нас сквозь слезы, но не сказал ни слова. Каждый раз, как открывалась дверь, он смотрел кто вошел, и глаза его наполнялись слезами, они текли по его щекам и мы тоже плакали. Опять мы попросили его: «Отец, скажи нам хоть слово. Разве тебе нечего сказать?» Он пытался что-то сказать, шевелил губами, а голоса не было.

Он переживал страшные боли, от которых сильно страдал. Тем не менее он был в полном сознании до последнего момента, хотя говорить уже не мог. Меня это сильно огорчало: как это отец ушел из жизни, оставив 12 детей, и не сказал им ни слова! Не раз я задавала себе вопрос, что он хотел сказать, когда шевелил губами и слезы текли по его щекам.

Восьмого октября 1980 года отец перешел в иную жизнь. Каждый день я плакала о нем. Он был примерным отцом, который много страдал пока не вырастил нас. Я вспоминала тяжелые испытания, которые он имел в церкви, будучи руководителем собрания, и думала: примирился ли он со всеми, с кем имел разногласия? Простил ли он всем? После пройденного пути веры, не остались ли неразвязанные узлы или оковы ненависти, которые восприпятствовали бы ему достигнуть венца, за который он боролся всю свою жизнь? Я осуждала себя, что не беседовала с ним на эту тему, когда он был у нас, как бы ничего не сделала, чтобы помочь ему все привести в порядок в этом отношении.

Мысли эти долго меня беспокоили, и я пролила не мало слез, прося Господа показать мне, где находится его душа и был ли он готов ко встрече со Христом. Господь услышал мою молитву, и через два с половиною месяца, 27 декабря 1980 года, явил мне во сне то, о чем я молилась.

Во сне я будто находилась во дворе родительского дома, как вдруг увидела отца, входящего во двор. На нем было белое одеяние, длинное до самой земли, но лицо его было помолодевшим, как в 30 лет. Был он, его образ, хотя черты лица были на много красивее. Я вышла ему навстречу и сказала:
— Как это, отец, ты снова вернулся домой? Теперь нечего скрывать, мы знаем, что ты умер, да и ты это знаешь. Но почему ты вернулся назад?
— Потому что вы долго оплакивали меня, — ответил он. – Вы говорите, что я ничего не сказал вам перед уходом от вас.
Мы зашли в дом. Он сел на ту кровать, где он столько страдал при болезни. Я села рядом и спросила:
— Папа, когда ты ушел от нас, у тебя были сильные боли. Скажи, как ты себя чувствуешь сейчас? Ничего не болит?
Отец ответил:
— Нет. Это небесное тело. В этом теле нет ни страданий, ни болезни. У этого тела нет веса – оно легко, как снежинка.
Во сне мне казалось, что возле него было пятеро детей. Он поднял руку и сказал:
— Смотрите, каким является это небесное тело. Он поднял руку, которая была прозрачной, как на ретгене.
— Теперь я хочу сказать вам, почему я не отвечал вам, когда уходил от вас. Мне было тяжело говорить о своем переходе, так как я видел ваше твердое желание, чтобы я оставался с вами. И у меня было точно такое же желание. Я думал, что лучше бы мне оставаться с вами, чем быть во прахе земном. Я не знал, что такое быть у Господа. Поэтому я ожидал, что Господь изменит Свой план и продлит мои дни. Я не говорил с вами о своем переходе, чтобы не опечаливать вас. Когда же я увидел, что определение Божие о мне не меняется и должен буду отойти, мне хотелось поговорить с вами, но боли были настолько сильные, что у меня не было голоса. Теперь скажу вам то, что тогда пытался высказать. Я говорил: «Храните советы мои, которые я вам давал, когда был среди вас. Сохраните истинную веру в Господа Иисуса, будьте кротки и смиренны, чтобы ходить вам в образе, достойном небесного призвания. Живите не по образу века сего, но так, как я вас учил. Пребудьте в смирении, ибо смирению предшествует слава, а погибели – гордость. Но самое главное, не оскорбляйте Святого Духа. Это то, что ценится в небесах.

Я нахожусь в хорошем месте, где собираются духи верующих. Это песчаное место с зеленью, но песок не такой, как на земле, он серебристый. Это место полно источников чистой воды, при которых растут деревья с широкими листьями, как у пальмы. Мы сидим в тени этих деревьев возле воды и отдыхаем».
Чудесно было то, что, когда отец рассказывал нам об обители отдыха, я видела все, что он нам говорил. Отец продолжал: «Мы там отдыхаем, но самое главное, что каждое утро в прохладе дня является к нам Господь Иисус. Мы встречаем Его стоя. Потом Он велит нам присаживаться и беседует с нами. Мы так счастливы, когда посещает нас Господь Иисус, что не могу выразить словами. Нам хорошо там с Господом! После беседы Он велит нам отдохнуть, и в прохладе следующего дня опять возвращается к нам.
Нам сказано, что мы будем там до воскресения. После воскресения нас переселят и мы будем с Ним всегда. Наша обитель называется Лоно Авраамово».

Когда отец говорил, я ласкала его руки и целовала его лицо, говоря про себя: «Это действительно отец! Он пришел к нам».
Я была очень счастлива и вспомнила одну сестру, которая умерла чуть раньше его, и спросила отца, встречал ли он ее и находится ли она в том же месте, где и он, на что отец ответил: «Нет, дети мои, ее нет в том месте. Она в другом месте, там, где находятся те, кто были верующими на земле, но не сохранили свою жизнь в святости до конца и оскорбили Дух Святой. Их нет с нами.
Они там, где находятся злодеи, которые не покаялись и не познали Господа. Господь Иисус никогда не является им, и они не увидят Его до суда. Каждое утро к ним приходит сильный ангел и напоминает им все, что они делали, когда оскорбляли Святого Духа. Они постоянно под угрызением совести и сожалевают о всем, что они делали, когда не дооценивали жертву Господа Иисуса. Им говорится, что они пойдут на суд, и после, если милость превознесется над судом, учитывая их деяния, которые они делали во имя Господа, то они увидят Его. Но если этих деяний будет не достаточно, чтобы милость превознеслась над судом, то Господь скажет им: «Я никогда не знал вас».Таким образом, они постоянно под вопросом, куда определит их суд. Это очень тяжелое положение. Внемлите тому, что говорю: «Не оскорбляйте Духа Святого» (Еф 4:30-32).

Храните жизнь непорочно, чтобы когда придет ваш черед уходить с лица земли, вы были с Господом. Через какие бы трудности и испытания вы ни проходили, внемлите тому, что я говорю: не оскорбляйте Духа Святого, чтобы вам быть участниками первого воскресения».

Я очень радовалась, что мне представилось видеть отца, радовалась его советам и подумала, что хорошо было бы если бы все мои братья и сестры могли услышать его. Так рассуждая, я сказала:
— Папа, ведь ты знаешь, что у тебя 12 детей. Все они любят и скучают по тебе, и также хотели бы увидеть и услышать тебя. Если ты пришел домой, то надолго ли, возможно, на несколько дней? Что ты скажешь, не послать ли нам за всеми, чтобы они пришли и увидели тебя?
Он ласково посмотрел на меня и сказал:
— Нет, дети, не посылайте за ними, я для вас пришел. Вы любили меня больше и оплакивали меня больше. Им достаточно говорить, чтобы они сохранили советы, которые я вам даю, и чтобы они направляли свои шаги по Слову Господнему, сохраняя истинную веру.
Хочу сказать еще кое-что: во время похорон моего тела, дух мой был над гробом и видел все. Я видел, как вы плакали вокруг гроба и скорбели о мне. Но я видел и тех из моих детей, которые не оплакивали меня и не очень-то скорбели о мне, они даже стояли не очень-то близко к гробу. Им достаточно сказать то, что я говорю вам.
Я видел, как прошло похоронное служение. Мой дух был над гробом до самого кладбища. Когда же тело мое было опущено в могилу и земля покрыла гроб, дух мой был переселен в обители отдыха». Во время разговора вдруг он исчез из нашей среды. Мы удивленно смотрели друг на друга. Что это было? Был отец среди нас, поговорил с нами и вдруг исчез.

Мы рассуждали о всем, что он говорил об обителях неба, как вдруг наша беседа была прервана новым появлением отца, который оказался среди нас, хотя ни одна дверь не открывалась.

Тогда я спросила его:
— Папа, прошу тебя, скажи, что произошло? Ты был среди нас, разговаривал и вдруг исчез, а теперь явился снова.
Отец сказал:
— О, это удивительно для вас. Я раньше говорил, что в прохладе дня является нам Господь Иису и мы должны все стоя встречать Его, после чего Господь беседует с нами. Мы все должны присуствовать на этой встрече, никто не должен отсуствовать. Я исчез потому, что должен был находиться там и встречать Господа. Господь Иисус поговорил с нами и ушел в обитель славы, а я вернулся к вам продолжать беседу.
— А скажи, папа, — спросила я, — как ты так быстро прошел такое большое расстояние? Ушел, побеседовал с Господом и вернулся.
Я посмотрела на его руки и мне показалось, что они сильно блестят. Я подумала, что они такие из-за высокой скорости, с которой он передвигался туда и обратно. Отец же ответил:
— Я ушел на огненном коне.
Тогда я подумала: до сих пор папа говорил ясно, а теперь говорит притчами и мы его не понимаем. Но я все же решилась спросить его:
— Что ты говоришь, папа? Где тот огненный конь, на котором ты передвигаешься? Вместо ответа он показал нам ветвь, наподобие удочки, длиной примерно 2-3 метра бело-сияющего цвета. От одного конца этой ветви к другому тянулась золотистая нить, или вервь, толщиной с мизинец.
— Вот это – огненный конь, — сказал отец. – Когда я уходил, то взялся за верхний конец этой нити, и сила Духа Святого вознесла меня. Спустившись, я встал ногами на нижний конец нити, держа руками белую ветвь, и таким образом опустился.

Будучи весьма любопытной по натуре, я взяла из рук отца то, что он называл «огненный конь», чтобы осязать его и узнать, какие ощущения он может вызвать. Только я коснулась сияющей ветви, как почувствовала огромную силу, которая пронзила меня с головы до ног, как будто я коснулась провода высокого напряжения. Мне казалось, что все мое земное тело готово рассыпаться в прах. Я убедилась на опыте, что в земном теле невозможно находиться под воздействием этой силы, и бросила нить, восклицая:
— Отец, почему ты ничего не сказал мне, что эта золотая нить не что иное, как огромная сила Духа Святого, которую невозможно выдержать иначе как в небесном теле? Ведь ты знал, ято я – земное тело и смотри, оно чуть было не рассыпалось!

Тогда с небесным блаженством в голосе отец сказал:
— Как? Разве ты не знала, что этот огненный конь – сила Святого Духа? Не знаешь ли ты, что огненная колесница, которая явилась и взяла Илию на небо, была силой Духа Святого? Дух Святой есть Тот, Кто поднимает нас, и силой Духа Святого мы опускаемся на землю, и все происходит во мгновение ока, как с ангелами. Мы можем явится и можем исчезнуть – таково небесное тело. Черех силу Духа Святого произойдет восхищение. Поэтому вы должны иметь Духа Святого, хранить Его и не оскорблять Его, чтобы иметь участие в восхищении.
Меня все продлжал мучить вопрос, как это отец вернулся обратно, ведь я знала, что он умер. Тогда я вспомнила, что среди людей ходит молва, что, если снится, что кто-то из умерших вернулся обратно, то это значит, что он хочет забрать с собой кого-то из семьи.
После смерти отца моя старшая сестра была тяжело больна. На похоронах из-за слабости и скорби она дважды падала в обморок, а после похорон ее надолго забрали в больницу с диагнозом лейкоз (лейкимическая форма). Зная ее состояние, я подумала, что отец пришел именно за ней, но не желает ничего говорить, чтобы не опечаливать нас.

Тогда, во избежание печали, которая постигнет нас внезапно, я решила спросить об этом и сказала:
— Отец, знаешь ли ты, что после твоих похорон наша сестра тяжело больна? Врачи говорят, что у нее лейкоз. Если ты пришел, чтобы забрать ее, то скажи, чтобы мы знали и заранее душевно приготовились к принятию воли Божией. Нам будет очень тяжело, если эта беда придет на нас внезапно.
Отец посмотрел на нас с любовью и ответил:
— Дети, хорошо было бы для нее перейти туда, в обитель отдыха, где она пребывала бы в радости и мире. Там лучше, чем на земле, но да не смущают вас эти мысли сейчас. Она не умрет, а останется среди вас, ибо вы нуждаетесь в ней. Вы хотите, чтобы она осталась, давала вам советы и помогала вам. Она поправится, ибо определено, чтобы она еще оставалась на земле.

Тогда я подумала: «Смотри, как отец красноречиво говорит! Он не является духом, хотя если бы кто-то пришел и увидел его, то сказал бы, что это дух или явление. Я была так рада и гладила его руки, говоря про себя: «Что бы мне ни говорили, я знаю, что это мой отец в небесном теле». Я вспомнила, как Господь явился ученикам после Своего воскресения. Они также думали, что это дух или призрак. Тогда Он попросил у них пищи и ел пред ними печеную рыбу и сотовый мед, чтобы показать им, что он не только дух, но имеет небесное тело, полное жизни. Я также решила испытать отца пищею и спросила:
— Папа, не проголодался ли ты? Не хотел бы чего покушать?
Отец ответил: — Ну да, дай что-нибудь съедобное.

Я знала, что ему очень нравятся гроздья винограда. Он никогда не отказывался от них, и я принесла ему полную тарелку красивых спелых гроздьев. Отец брал их и ел с аппетитом. Я смотрела на него с радостью и думала: «Это отец, это действительно он в небесном теле, ибо кушает точно так, как Господь Иисус после воскресения». Потом отец сказал:
-Так как вы долго оплакивали меня и так скучали по мне, то мне было позволено вернуться к вам, чтобы вы увидели меня и я мог говорить с вами о том месте, где мы находимся, как отдыхаем и радуемся в присуствии Господа Иисуса, когда Он беседует с нами. И еще: мы знаем, что вы делаете на земле. Время от времени нам дозволено видеть вас, а вы нас не видите. Теперь я все вам рассказал. Не печальтесь обо мне, ибо это бессмысленно. Если будете плакать по мне, то будете оскорблять Господа Иисуса, ибо Он взял меня от болезней и страданий и поселил меня в покое и счастье. Так что больше нет нужды оплакивать меня».

После этих слов я проснулась. Я была полна радости, потому что видела отца в небесном теле, беседовала с ним, и все, что он говорил, было так чудесно. И самым замечательным было то, что я видела все, о чем отец говорил. И теперь с радостью я размышляла над тем, что видела.
Вдруг я услышала чудесную мелодию снаружи у окна, будто играл симфонический оркестр. Я подумала: «Кто же это так рано колядует? Рождество прошло, не может быть колядующих. Кто же это?». Я вскочила и выглянула через окно: передо мной была сверхъестественная картина. Я увидела отца, стоящего с аккордеоном в руках, а звуки музыки были как бы не от аккордена, но это была какая-то особая симфония, которую играл целый оркестр. Отец пел, и я хорошо понимала слова песни. Во время своей земной жизни отец также пел и очень красиво. В молодости до покаяния он пел в церковном хоре. Стиль, в котором он теперь пел, был какой-то небесный. Я пела за ним слова псалма и старалась как можно лучше запомнить слова.

Кроме того, я хотела записать его пение на магнитофон. Но как только я нажала клавишу «запись», отец перестал петь и вообще исчез. По воле Господа, слова и мелодия псалма остались в моей памяти. Но так как я нахожусь в земном теле, то мой слабый голос подобен расстроенному инструменту по сравнению с пением отца и его небесным голосом. Из слов псалма можно понять, что они поются теми, кто уже достиг Господа Иисуса, а не теми, кто еще находится на земле.

{PAGEBREAK}
ИОСИФ-ЭММАНУИЛ

После шестого ребенка я была очень немощной из-за анемии; у меня были частые сердечные приступы, боли в печени и в желчном пузыре, и я почти ничего не могла есть. Когда ребенку было пять месяцев, Господь провел меня через испытания, в которых я признаю, что поколебалась. Но Господь был добр. Он поднял меня и укрепил, обращаясь ко мне, как к Петру, когда тот начал утопать: «Маловерный, зачем ты усомнился?».
Думая, что я опять стала беременной и видя себя немощной и больной, я начала суетиться и задавала себе вопросы: «Что я буду делать, как я это перенесу и выдержу ли я до конца?», ибо я еле стояла на ногах.
Как-то вечером я заплакала перед Господом, указывая на свое положение и немощи тела: «Господи, ребенок, который у меня есть, еще такой маленький, я должна еще носить его на руках, а уже так быстро другой займет его место!»

Я почувствовала, что поступаю нехорошо, ведь Господь горшечник, а я глина, и Он, как хозяин, волен поступать со мною, как считает нужным. Я заплакала пред Господом, прося прощения, что посягнула на то, чтобы разрушить Его замысел своими негодными помыслами. Ведь если мне определено иметь еще одного ребенка так скоро, то Он может укрепить меня, даруя мне сил и здоровья. Я плакала и каялась в своем ропоте, умоляя Господа не вменить мне этот грех, и моя молитва была услышана.

В два часа ночи я услышала громкий голос: «Жено, почему ты печалишься в сердце своем, говоря, что ты немощна, больна, и больше не выдержишь, но упадешь под этим бременем? Не будет так, как ты думаешь, ибо я испытал твою веру. Вот говорю тебе: не будешь носить на руках другого ребенка, пока этому, которого имеешь, не исполнится два года. Тогда пошлю другого.
Есть еще много детей, которых я определил послать на землю и смотрю в семьи, куда их послать. Многие противятся рождению детей, плачут предо Мной, стенают от тяжести и падают под этим бременем. Никто им не помогает, и они уже не могут переносить это бремя на своих плечах.
Стенание матерей дошло до Меня. Ибо вместо утешения даже в народе Моем, многие злословят их, говоря, что они безумные, и потому взяли на свои плечи бремя, которого не могут нести. Я послал детей в семьи не с тем, чтобы матери падали под бременем, но чтобы испытать через многодетные семьи тех, кто имеет мало детей, тех, кто не имеет их совсем, а также молодежь церкви.

Я определил, чтобы были бедные и богатые на земле, чтобы богатый был испытан через бедного: протянет ли он руку и даст ли нуждающемуся из хлеба своего, оденет ли нагого, введет ли в дом свой скитающегося и бедного. Если да, то воздастся ему, если нет, то он будет осужден.
Семьи, у которых мало детей или нет совсем, а также молодежь могут помогать многодетным матерям в воспитании детей, а также присматривать за сиротами и помогать вдовам. Вместо того, чтобы беспечно тратить время, они должны помогать нуждающимся. Вопли и стенания скитающихся бедных дошли до неба, так как большинство проходит беспечно мимо тех, кто стенает под бременем. Кроме того, еще и бьют их тяжелыми ударами, злословят матерей, говоря: «Зачем завела себе детей, если
не в состоянии вырастить их?» Злословящие скоро предстанут перед Моим судом. И вот это знамение исполнится: когда ребенку, которого ты носишь, будет два года, тогда дам тебе другого».

Я затрепетала пред Господом, услышав Его определение и цель относительно семей, у которых много детей, мало или нет совсем. Как чудесен Бог, как непостижимы предопределения Его и как не совпадают Его мысли с нашими!

Слова Господа исполнились в точности. Когда меньшему ребенку исполнилось два года, я получила седьмого, которого назвала Эммануилом, что значит «С нами Бог», потому что говорила: «Бог с нами, матерями. Он помогает нам выращивать детей, которых посылает в наши семьи». Супруг же назвал ребенка Иосифом, это имя ему очень нравилось. Господь укрепил меня чрез исполнение Своего слова, но сатана не отступил, решив поколебать мою веру и пустил в меня свою стрелу. Но Бог был с нами и победа была за Господом. Слава Ему вовек!

После родов меня поместили в палату и оставили без присмотра в течении всей ночи. За это время у меня произошло кровотечение и я впала в кому. Утром, когда врачи делали обход пациентов и подошли ко мне, я не могла понять, что со мной произошло, так как не могла разговоривать. Под моей койкой была обнаружена кровь. Врачи стали просматривать мою карточку и увидели, что у меня семеро детей. Меня тут же отнесли в операционную. После хирургического вмешательства поняли, что со мной произошло.

Когда я пришла в себя, я поняла, что нахожусь в реанимации с капельницами по переливанию крови. Я открыла глаза, посмотрела на флакон и поняла, что получаю кровь, но каждая капля этой крови обжигала меня, и сердце мое было словно в огне.

Ко мне пришла мысль, что Господь Иисус умер на Голгофе, потому что из тела Его кровь стекала капля за каплей, а я умираю, получая кровь. Каждая капля ощущалась мною как яд. Дежурная медсестра вышла, зная, что переливание идет долго. Начался сильный озноб и мое тело начало бесконтрольно дрожать в высокой температуре. От дрожи игла вышла из вены и кровь стекала на постель. Когда кровь перестала поступать в мою вену, мне стало легче. Пришла медсестра, думая, что переливание закончилось, но увидев кровь на простыне, отругала меня, т.к. думала, что это я вытащила иглу. Я объяснила, что это произошло из-за озноба, игла выпала.

Она поменяла простынь и попросила никому об этом не говорить, чтобы ее за это не наказали. Я же поблагодарила Господа, что Он не допустил переливания всей крови, которая не подходит для меня.

Сделали анализы на восприятие крови и определили, что мой организм не воспринимает ту кровь, которую мне ввели и потому добавилась еще одна болезнь – хронический гепатит типа «Б». Врачи сказали, что они хотели мне помочь, но мой организм оказал другую реакцию. Если бы мне ввели всю ту кровь, я не осталась бы в живых. Мне сказали, что отвезут меня в инфекционную больницу, а ребенок останется в роддоме пока не выяснится мое положение.
Я сильно печалилась за ребенка, за себя и за тех шестерых, которые остались дома. Во время обхода и консультаций врачи бранили меня всякой бранью: «Все вы, верующие, дурные, — говорили они. – Теперь вот умрешь, а дети лстанутся на улице! Сколько раз мы говорили тебе, когда ты была в роддоме, чтобы не делала больше детей, а то умрешь! Теперь посмотрим, придет ли Бог исцелить тебя…». И многие другие подобные слова бросали в мой адрес без капли милосердия и человеческого сострадания, что должно быть присуще медицинским работникам. Поэтому всякий раз, когда заходил врач, я вздрагивала от мысли, что опять услышу те же оскорбления.

В четверг вечером я знала, что в церкви идет собрание, в конце которого молятся за больных. В это время я закрыла лицо одеялом стала молиться и плакать, призывая Господа, Который столько раз меня исцелял, вмешаться в мою судьбу и на этот раз. Я просила Его остановиться у моей кровати и ранами Своими даровать мне исцеление. Вдруг я почувствовала, как кто-то поднял одеяло с моего лица. Я увидела возле себя Врача, Который сказал: «Тебе нужно слелать внутривенный укол, потому что ты получила неподходящую кровь и вся твоя кровь заражена. После того, как Я сделаю тебе этот укол, кровь твоя исцелится, тебе станет хорошо и ты не пойдешь в инфекционную больницу»
Я посмотрела на свои руки, думая, какую давать для укола, так как после капельниц и переливания обе руки были синие и я думала, что не так-то просто будет найти на них вену. Но врач нашел вену с первой попытки. Я посмотрела на шприц: он был белый с позолотой. Врач кротко смотрел на меня и был очень ласков со мной. «Не бойся, ты не умрешь, — сказал он, — а поправишься и пойдешь домой к детям. В другую больницу не пойдешь, боли прекратятся сразу же и ты сможешь вставать».

Видя, как он вежливо беседует со мной, чего не всегда можно видеть с другими врачами, я посмотрела на его халат, чтобы увидеть его инициалы и затем рассказать о нем мужу, но как я ни смотрела, не могла разобрать его инициалы. Я даже негодовала на то, что не знаю, кто этот врач.
Укол он делал очень медленно и одновременно беседовал со мной. Потом вытащил иглу и сказал: «Теперь можешь вставать, ты исцелена. Скажешь врачу, который будет здесь утром, чтобы он выписал тебя из больницы, ибо ты здорова». Потом он начал петь псалом, только не на румынском, а на каком-то другом языке. Я не понимала слов, но огромная сила сошла на меня. Я поняла, что он поет на небесном языке. Я исполнилась Духом Святым и хотела посмотреть ему в лицо, но Он уже был над моей кроватью. Я увидела только белое одеяние исчезающее через потолок.

Выздоровев я поняла, что это был Высший Врач, Господь Иисус, Который меня исцелил. Я встала с постели без малейшей слабости, чувствуя полное исцеление. Всю ночь я не могла прийти в себя от радости, что Господь меня исцелил и мне не придется идти в другую больницу. Проствми словами я поблагодарила Господа, хотя знаю, что за такую милость благодарности моей было недостаточно. Я плакала и говорила Ему: «Прими хвалу сердца из уст моих и от слез, которые я проливаю с благодарностью у ног Твоих, Иисус. А то, что я не смогу дополнить, я останусь в долгу до того времени, когда возмешь меня к Себе. Тогда я буду благодарить Тебя во веки веков».

Утром, когда зашел дежурный врач, я сидела на койке и читала Библию. Он сразу же спросил:
— Что случилось? Как вы себя чувствуете, что смогли подняться с постели?
— Господин доктор, — ответила я, — я уже не больна. Не знаю, читали ли вы эту книгу Библию, в которой пишется, что Бог исцеляет больных. Я верю в эту книгу, и меня исцелил Бог. Прошу, отпустите меня домой. Я не пойду в другую больницу.
Очень вежливо он ответил:
— И я прочитал Библию. Мои родители верующие, а я нет, но верб в то, что пишет Библия. И все же одно должен вам сказать: в истории вашей болезни указан диагноз и анализы у вас очень плохие. Для нас, медиков, не вера важна, а анализы. Я не смогу выписать вас из больницы, если анализы плохие. Нам нужно подтверждение, т.е. анализы.
Я сказала:
— Я вас понимаю и вполне с вами согласна. Делайте мне анализы и увидите, что я уже не больна.

Он позвонил в лабораторию и пришла медсестра, которой он сказал сделать мне анализы и очень тщательно, так как хочет иметь абсолютную уверенность в них. У меня взяли анализы и я с нетерпением ожидала результат. Когда пришла медсестра с карточкой анализов, я спросила о них. Она ответила, что все очень хорошо и больше ничего не требуется. Врач, посмотрев анализы, сказал: «Да, теперь и я верю, что случилось чудо». Похлопав меня по плечу, он сказал, что завтра я пойду домой.

Слава Господу, что Он творит чудеса и во мгновение ока исцеляет, так что даже неверующие врачи вынуждены признавать действие Бога. Да будет благословенно имя Бога, ибо нет Ему подобных ни на небесах, ни на земле. Он удостоил меня сказать, как Давид: «Помощь моя от Господа, сотворившего небо и землю» (Пс 120:2).
Слава Ему вовек! Аминь.

ДВОЙНОЕ БЛАГОСЛОВЕНИЕ

В одну ночь приснился мне сон, из которого я поняла, что получу еще одно благословение от Господа. Во сне мне казалось, что я прохожу через город. Когда я дошла до открытой местности, вроде площади, я увидела много народа. Со мной была одна сестра из нашей церкви. Мы шли посмотреть, почему там собралось столько народа. Впереди была установлена как бы сцена, на которой стоял человек в белом одеянии и на руках у него был маленький ребенок в белой пеленке.
Человек обратился к женщинам, собранным из любопытства, говоря: «Матери, кто из вас хочет получить эту девочку и вырастить ее? Она должна родиться на земле, а мама, которая должна иметь ее, не принимает. Кто из вас хочет получить ее? Смотрите, какая она красивая! Кто желает получить ее?»

Никто не отвечал ни слова. Некоторые женщины, увидев, что предлагается ребенок, сказали: «Не надо! Нам надоели дети. Другое бы что предлагали, только не детей». Когда я дошла до сцены, человек остановил взгляд на мне, и я услышала вопрос:
— Мать, не желаешь ли ты получить эту девочку?
Я ответила:
— Мне нравятся дети, но я больна и дома еще семеро детей, которых должна вырастить. А помочь мне некому: нет ни мамы, ни брата, ни сестры, которые помогали бы мне, а одной мне очень трудно.
Человек больше не настаивал и вновь обратился к другим мамам, уговаривая их принять девочку, но никто не соглашался. Тогда он возгласил громким голосом, чтобы слышно было далеко: «Кто примет эту девочку, получит двойное благословение, благословение для нее и благословение для семьи, в которой она будет находиться».
Но и тогда никто не изъявлял желания, а некоторые матери говорили: «Лучше мы откажемся от двойного благословения, чем иметь еще одного ребенка».

Человек снова остановил свой взгляд на мне и сказал: «Прими ее, мать, и получишь двойное благословение». Сестра, бывшая со мной, сказала: «Мне так жаль, что никто не желает взять девочку, что хочется самой взять ее, но я не могу, ведь я не замужем. Что скажут другие обо мне? Бери ее ты, а я обязуюсь приходить и помогать тебе вырастить ее, чтобы тебе не было так тяжело». Тогда я ответила, что принимаю девочку, т.к. сестра «Д…», моя подруга, обещает приходить и помогать мне. Я взяла девочку на руки и ушла вместе со своей подругой.
Проснувшись, я сказала супругу, что Господь даст нам еще одну девочку. Он обрадовался, так как он очень любит детей.
В воскресенье я встретила эту сестру на собрании и по окончании служения подошла к ней и сказала:
— Знаешь ли ты, что ты обещала пред лицом Господа, помогать мне вырастить еще одну девочку?
Она посмотрела на меня с недоумением, и я рассказала ей весь сон. Господь подействовал на нее, и она сказала:
— Да, я буду помогать тебе во время беременности, а когда Господь даст ее, помогу вырастить ее.

Восьмого сентября 1983 года я получила девочку с двойным благословением. Эта сестра приходила и помогала мне вырастить ее, говоря: «Это и моя девочка». Она любит девочку и девочка сильно любит ее. Девочка выросла умной, кроткой и воздержанной. Воистину, это благословение.

Дальше хочу выразить в более широком объеме напоминание, которое дал мне Господь вместе с двойным благословением. В Псалмах !02: 2-4 Давид по вдохновению от Духа Святого говорит: «Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его. Он прощает все беззакония твои, исцеляет все недуги твои; избавляет от могилы жизнь твою, венчает тебя милостью и щедротами».
Во всем этом псалме он хочет отобразить великую милость Господа к боящимся Его и, не имея с чем сравнить ее, говорит: «Ибо как высоко небо над землею, так велика милость Господа к боящимся Его… как отец милует сынов, так милует Господь боящихся Его» (11:13). В этом псалме он постоянно повторяет «Благословите Господа!» и заканчивает его словами: «Благослови, душа моя, Господа!».

Как хорошо было бы, если бы и наша душа непрестанно благословляла Господа, «ибо Он благ, ибо вовек милость Его» (Пс 105:1). Думаю, что и у нас есть достаточно причин прославлять Господа, ибо Он благ к нам и сделал нам столько добра, что за всю жизнь мы не сможем отблагодарить Его.

Из множества благодеяний, которые Господь проявил к моей семье и лично ко мне, хочу описать самое недавнее, которое, как свежая пища, послужит благословением и для тех, кто любит Господа и ожидает пришествия Его. Сразу хочу оговориться, что чудные действия Господа не смогу полноценно выразить человеческими словами.
Все, что мне удается описать – всего лишь маленькая мера того, что возможно передать, находясь во плоти.

Восьмого сентября 1983 года я находилась в роддоме после того, как Господь почтил меня восьмой отраслью, которой сделал более совершенным украшение нашего очага. Не могу не напомнить, что эта беременность была самой тяжелой из всех предыдущих. С первого месяца и до конца я была испытана через многие страдания, которые сделали мое бремя настолько тяжелым, что если бы не заступничество тех, кто предстоял за нас проед Господом, я упала бы под крестом, ибо враг часто пытался прервать нить моей жизни.

С первого месяца начало сильно беспокоить сердце, так что однажды вечером я упала в обморок и находилась в таком состоянии около двух часов. В течении этого времени я увидела ангела Божия, который вел меня за руку к обители отдыхающих. Я же плакала и молилась, чтобы он не уводил меня от детей и чтобы не оставил моих семерых детей сиротами. Я плакала и говорила, что знаю, что там у Господа хорошо, что нет там больше ни болезни, ни страданий, но мои дети слишком маленькие, чтобы остаться без никакой поддержки на земле. Я просила ангела сказать мне, отпустит ли он меня обратно к детям после того, как приведет меня в обители отдыха, на что он ответил, что ему не дозволено ничего говорить по этому вопросу, добавив, что одно он может сказать, что как только человек прибывает туда, у него не остается никаких сожалений относительно того, что осталось позади. Детей и родственников, боль расставания мы чувствуем только до расставания с телом.

Когда я вышла из состояния обморока, я возблагодарила Бога за Его милость, что Он продлил мою жизнь. Однако мое состояние не улучшалось, а наоборот, еще больше ухудшалось. Меня начали «колотить» страшные боли в печени, в желчном пузыре и мучили приступы болей в почках. Дошло до того, что я стала прикованной к постели. Нетрудно себе представить, как тяжело это отражается на детях, когда мать семерых детей находится в таком состоянии. Когда кто-то приходил помогать по дому, мне было очень тяжело от сознания того, что я должна столько страдать, будучи прикованной к постели, в то время как другие должны приходить и ухаживать за детьми. Я просила Господа, чтобы Он облегчил мне крест хоть на столько, чтобы я могла подняться с постели и восполнять основные нужды дома и детей.

Господь ответил, что я затребована к великим испытаниям и страданиям, в которых люди не смогут мне помочь, но если найдется побольше душ, которые в течении трех дней будут предстоять за меня с прошениями, страдания и боли сократятся наполовину, остальное должна сама нести до конца.

И действительно, после прошения, сделанного народом Господним в течении трех дней, в третий день вечером Господь исцелил меня от приступов почек. Сразу же изменился цвет моего лица и я стала как здоровый человек. Я встала с постели и могла кушать, а также справляться по дому. Все же боли почек и желчного пузыря были сокращены только наполовину по слову Господа. Но для меня и это означало довольно много.
Я хоть не лежала, а переносила остальные боли на ногах. Так продолжалось до шестого месяца, а затем я заболела воспалением легких. Месяц продолжалась эта болезнь и так сильно истощила меня, что я снова оказалась в постели. И хотя врачи дали мне направление в больницу, я отказалась, закрепив свой отказ собственной подписью, взяв ее на свою ответственность, ибо не с кем было оставить детей, тем более, что я ожидала избавления от Господа.
Я стала такой истощенной из-за большой степени анемии, что не могла держаться на ногах. Состояние ухудшилось настолько, что в одну ночь я уже не могла переносить болей и чувствовала, что если Господь не придет на помощь, то не дотянуть мне до утра.

В два часа ночи муж позвонил одному брату, прося его прийти и помолиться за меня, так как у меня была вера, что если он придет, Господь услышит его и я буду исцелена. Но брат, увы, не приходил до утра, и я боролась всю ночь между жизнью и смертью. Слава Богу, что, когда пришел брат, Господь исцелил меня по его молитве.
Истощенная от стольких болезней, особенно из-за прошлых родов, на которых имела большие осложнения, я со страхом ожидала часа облегчения. Я страшилась дня и часа приближающихся родов, ибо не знала, какие муки они еще принесут.
Врачи давали мало шансов на благополучный исход, но Господь напомнил, что если снова будет принесена жертва прошения три дня, то я пройду это горнило и смогу сказать, что Господь был со мною и я не почувствовала обжигающего пламени.

Эти три дня были посвящены молитве обо мне с елеепомазанием. Поэтому и я могу сказать, как Давид: «Благослови, душа моя, Господа и не забывай всех благодеяний Его».Господь был близок и провел меня через роды, которых я ожидала с таки страхом, так что они прошли намного легче, чем все предыдущие роды.
С первого дня я могла подняться без посторонней помощи. Но самое благословенное действие произошло на пятую ночь. Это было напоминание о скором пришествии Господа. За пережитое благословение я хвалю и благословляю имя Его. Он есть Альфа и Омега, начало и конец, первый и последний. Он – воскресение и жизнь, Он наш Господь и Искупитель, а мы народ Его паствы, находящийся под десницей Его.

Через действие, проявленное в пятую ночь, Он желает пробудить нас, чтобы мы готовились к пришествию Его. Да поможет нам в этом Господь! Не могу подробно выразить все то, что Господь тогда явил, но хоть в незначительной мере постараюсь описать кое-что из того, что осталось в моей памяти. Это действие было не только лично для меня, но и для всех, кто любит Господа и ожидает дня Его пришествия. Мне было сказано распространять сказанное, ибо оно предназначено для пробуждения народа Божия, чтобы народ пребывал в готовности ко встрече с Господом, Который восхитит Свою церковь в очень скором времени.

Материал в магнитозаписи представил к публикации Георгий Васильев, руководитель молитвенного служения церкви Вифания


(Описание видения и сопутствующих ему наставлений – в следующем номере…).

Свидетельство перепечатано журнал «Вифания», г. Сакраменто

210 Просмотров 1 Сегодня

Добавить комментарий