БРАК И СЕМЬЯ ВО СВЕТЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

Стильный Христианский Портал

БРАК И СЕМЬЯ ВО СВЕТЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

БРАК И СЕМЬЯ ВО СВЕТЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

alt
Высокий идеал христианского брака

Вопрос о браке и семье нуждается в самом серьезном разностороннем рассмотрении. Согласно Библии, семейная жизнь возникла в Эдемском саду, где Богу было угодно через установленный Им союз мужчины и женщины населить землю совершенно отличным от ангелов созданием — человеческим родом. Брачный союз, установленный Богом до грехопадения, и доныне во многом сохраняет свои райские черты. Замысел сатаны полностью разрушить брак через грехопадение наших прародителей — Евы и Адама, чтобы человек не мог выполнить своего назначения на земле, был предотвращен Самим Богом. Однако пагубные последствия грехопадения дают о себе знать на протяжении всей истории человечества.

Грех Каина не прервал развитие семьи: «И пошел Каин от лица Господня… и познал Каин жену свою «, (Быт.4, 16-17). Далее о потомках Каина сказано: «И взял себе Ламех две жены » (Быт. 4,19). Таким образом, Ламех, потомок Каина, первый ввел обычай двоеженства. С тех пор проблема брака и семьи стала одной из главных проблем земной жизни человека. И поныне часть человечества идет «Каиновым путем » любви, неодухотворенной свыше. Утерявшая духовное начало и приниженная до плотского вожделения любовь вряд ли может принести счастье, как не могла она принести счастье и самарянке, у которой было, как известно, пять /незаконных/ мужей. «Всякий, пьющий воду сию, — сказал Христос, — возжаждет опять » (Ин. 4,13). О напрасных поисках счастья на путях плотского вожделения хорошо сказал Соломон: «И вот все — суета и томление духа! » (Ек. 1,14).

Говоря об этике христианского брака, необходимо особенно подчеркнуть, что вместе с пришествием Иисуса Христа в этот мир в жизнь стали входить совершенно иные мерила ценностей. Супружеская любовь в христианском понимании — это слияние трех начал: духовного, душевного и телесного. /По Гегелю, например, любовь была лишь духовным чувством; все телесное он выводил за ее рамки/. Истинная супружеская любовь, как мы увидим в дальнейшем, не просто чувство в ряду других чувств, а непреодолимое влечение, совершающее полный переворот в душе и мыслях человека, поднимающее его на более высокий духовный уровень. Уже в древности супружеская любовь, будучи еще далеко несовершенной, преображала человека и сообщала ему новые силы. «И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил её » (Быт. 29,20). Любовь в новозаветное время приобрела совершенно новые свойства, которых не знала любовь в Ветхом Завете, когда взаимная верность и преданность не всегда сопутствовали брачному союзу. Любовь, лишенная духовно-этической основы, часто превращается просто в сластолюбие. Нередко и в наше время молодое поколение, ища забвения и радости в чисто физической любви, все меньше и меньше вступает в прочный брак, называя подчас главным моментом вступления в брак стремление к комфорту и беззаботной жизни. Вот почему нам приходится быть частыми свидетелями расторжения брака. Немало разведенных так и остаются неженатыми. Их становится намного больше, чем незамужних женщин. Со временем они становятся рабами своих мелких страстей, отчуждения и эгоизма. Но, как справедливо было сказано, один человек не есть человек в полноте. Только объединившись в пару, он образует единое целое. «И будут два одной плотью » (Мф. 19,5).

БРАК И СЕМЬЯ ВО СВЕТЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

alt
Высокий идеал христианского брака

Вопрос о браке и семье нуждается в самом серьезном разностороннем рассмотрении. Согласно Библии, семейная жизнь возникла в Эдемском саду, где Богу было угодно через установленный Им союз мужчины и женщины населить землю совершенно отличным от ангелов созданием — человеческим родом. Брачный союз, установленный Богом до грехопадения, и доныне во многом сохраняет свои райские черты. Замысел сатаны полностью разрушить брак через грехопадение наших прародителей — Евы и Адама, чтобы человек не мог выполнить своего назначения на земле, был предотвращен Самим Богом. Однако пагубные последствия грехопадения дают о себе знать на протяжении всей истории человечества.

Грех Каина не прервал развитие семьи: «И пошел Каин от лица Господня… и познал Каин жену свою «, (Быт.4, 16-17). Далее о потомках Каина сказано: «И взял себе Ламех две жены » (Быт. 4,19). Таким образом, Ламех, потомок Каина, первый ввел обычай двоеженства. С тех пор проблема брака и семьи стала одной из главных проблем земной жизни человека. И поныне часть человечества идет «Каиновым путем » любви, неодухотворенной свыше. Утерявшая духовное начало и приниженная до плотского вожделения любовь вряд ли может принести счастье, как не могла она принести счастье и самарянке, у которой было, как известно, пять /незаконных/ мужей. «Всякий, пьющий воду сию, — сказал Христос, — возжаждет опять » (Ин. 4,13). О напрасных поисках счастья на путях плотского вожделения хорошо сказал Соломон: «И вот все — суета и томление духа! » (Ек. 1,14).

Говоря об этике христианского брака, необходимо особенно подчеркнуть, что вместе с пришествием Иисуса Христа в этот мир в жизнь стали входить совершенно иные мерила ценностей. Супружеская любовь в христианском понимании — это слияние трех начал: духовного, душевного и телесного. /По Гегелю, например, любовь была лишь духовным чувством; все телесное он выводил за ее рамки/. Истинная супружеская любовь, как мы увидим в дальнейшем, не просто чувство в ряду других чувств, а непреодолимое влечение, совершающее полный переворот в душе и мыслях человека, поднимающее его на более высокий духовный уровень. Уже в древности супружеская любовь, будучи еще далеко несовершенной, преображала человека и сообщала ему новые силы. «И служил Иаков за Рахиль семь лет; и они показались ему за несколько дней, потому что он любил её » (Быт. 29,20). Любовь в новозаветное время приобрела совершенно новые свойства, которых не знала любовь в Ветхом Завете, когда взаимная верность и преданность не всегда сопутствовали брачному союзу. Любовь, лишенная духовно-этической основы, часто превращается просто в сластолюбие. Нередко и в наше время молодое поколение, ища забвения и радости в чисто физической любви, все меньше и меньше вступает в прочный брак, называя подчас главным моментом вступления в брак стремление к комфорту и беззаботной жизни. Вот почему нам приходится быть частыми свидетелями расторжения брака. Немало разведенных так и остаются неженатыми. Их становится намного больше, чем незамужних женщин. Со временем они становятся рабами своих мелких страстей, отчуждения и эгоизма. Но, как справедливо было сказано, один человек не есть человек в полноте. Только объединившись в пару, он образует единое целое. «И будут два одной плотью » (Мф. 19,5).

Проблема брака и семьи является не в меньшей мере и проблемой современного христианства. Оживленные дискуссии вокруг этой проблемы не затихают. И это вполне понятно, ибо семья, супружеские отношения лучше всего характеризуют моральное состояние как отдельных людей, так и всего общества. Ведь распад и разложение Римской империи начались с общей деморализации и, прежде всего, с распада семьи. В этой связи интересно отметить, что в 1887 году в США насчитывалось только несколько разводов, в Канаде в 1913 году по всей стране их было всего 60. В настоящее время каждый третий брак в США заканчивается разводом.

Хотя моногамный брак /соединение одного мужа и одной жены/ и не был поколеблен в своей основе /первая семья не распалась/, пагубные последствия грехопадения проявились, прежде всего, в искажении первоначально совершенной природы человека. Ныне мы видим последствия грехопадения в расторжении браков, в порабощении женщины, в культе плотской любви /без духовного начала, взаимности и верности/, что Священное Писание называет «растление похотью » (2 Пет. 1,4). И хотя высокий идеал христианского брака стал образцом и для нехристианских народов, все же его священный ореол за последнее столетие заметно потускнел. Светский, чисто законнический взгляд на брак все больше и больше проникает в сознание религиозно неутвержденных людей, раскрывая все шире двери для многочисленных разводов. Известно, что «свободная любовь «, лишенная главного начала, очень недолговечна.

Для правильного понимания этой мысли необходимо со всей определенностью подчеркнуть, что, по учению Священного Писания, половой инстинкт как творческое начало в человеке не является сам по себе злом, но он может стать злом и даже большим бедствием, лишившись нравственного контроля. О святости брака и семейной жизни Священное Писание говорит в самых высоких выражениях (Евр. 13,4), но оно нигде не потворствует низменным инстинктам.

Христианский брак всецело зиждется на учении Христа и Его обетованиях. Христос, возрождая и преображая духовно верующего человека, возрождает также брачный союз, избавляя его от самого страшного разрушителя — эгоизма, которому больше всего подвержена невозрожденная природа человека. Раннее христианство в первую очередь было домашним христианством, когда почти каждая семья была домашней церковью (Деян. 2,46; 10,2; 11,14; 16,34; 18,8 и др.). Супружество верующих людей освящается присутствием Самого Бога как Незримого Главы семьи. «Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает » (Мф. 19,6).

Прежде чем приступить к систематическому раскрытию темы и более полному анализу, кратко остановимся на церковном учении о браке.

 
Учение церкви о браке

В учении христианской церкви о браке нет полного единства взглядов. Уже в раннехристианской церкви постепенно стал распространяться взгляд, что воздержание от семейной жизни более угодно Господу, чем супружество. Такой смысл, по мнению некоторых, якобы заложен в словах апостола Павла; «хорошо человеку не касаться женщины » (1 Кор. 7,1), хотя и признавалось, что брак является меньшим злом, чем жизнь вне брака без целомудрия. Правда, позднее римско-католическая церковь на основании Послания к Ефесянам 5,31 объявила брак таинством, через которое брачующимся преподается благодать свыше. И все же брак рассматривался как состояние в духовном смысле менее совершенное, чем безбрачие. В XI веке, как обязательное установление для духовенства и монахов римско-католической церкви, был введен так называемый целибат — обет безбрачия. Мартин Лютер /1483-1546/ — глава Реформации и основоположник лютеранства — в своем вероучении отменил целибат. Этого взгляда придерживались Цвингли и Кальвин.

Семья как установление Божие является благословенной школой истинной любви и верности. «Быть отцом и матерью — это великое признание Божие, — говорит Ф. Шлейермахер, — это одновременно и школа, и церковь, и общество, и государство «. Семья не является случайным обществом людей, близких между собою только по кровному родству. Лишившись моральной основы, она лишается главного своего фундамента и опоры. Только в семье, как на чудном дереве любви и долга, созревают плоды истинного счастья и радости. Несмотря на это, брак стал освящаться через видимое священнодействие в церкви только в XIV веке. В 1429 году католическая церковь объявила таинство брака, запретив разводы и смешанные браки.

Как известно, уже в апостольское время появились еретики, отвергавшие святость брака, считавшие его недостойным христианина (1 Тим. 4,1-3). Апостол Павел осуждал лжеучителей, возбранявших женитьбу из презрения к браку.

Вслед за апостолами божественное установление и святость брака проповедовали и защищали также отцы и учителя церкви.

Вопрос безбрачии подлежит, разумеется, особому рассмотрению. Отметим лишь кратко, что обет безбрачия может быть оправдан только при особых обстоятельствах: ради Царства Божия или в силу индивидуальных особенностей человеческой природы. «Кто может вместить, да вместит » (Мф. 19,12).

Известно также, что повторный брак в первохристианской церкви не пользовался особым одобрением. Этот взгляд поныне сохраняется в римско-католической церкви. Однако апостол Павел, как видно из всего Посланий, признает законность второго брака (Рим. 7,3; 1 Кор. 7,15,39). Только для тех лиц, которые занимают высшее положение в церкви, апостол Павел требует, чтобы епископ был мужем одной жены (1 Тим. 3,2; Тит. 1,6). В этом требовании отнюдь нельзя усмотреть неодобрение второго брака. Молодым вдовам он прямо советует выходить замуж (1 Тим. 5,14).

Некоторые на основании упомянутых текстов (1 Тим. 3,2; Тит. 1,6) считают, что епископ /пресвитер/ обязательно должен быть женатым человеком. Это мнение подтверждается тем, что семейный человек во многом стоит ближе к пониманию ее трудностей.

Очень многие истолковывают это место в том смысле, что епископ /пресвитер/ не имеет права, даже после смерти своей жены, вступить в новый брак. Подтверждение такому толкованию якобы можно найти в 1 Кор. 7 гл. Но в данном контексте эти тексты имеют только один смысл: епископ /пресвитер/ должен быть примерным мужем, хранящим брачный союз во всей его чистоте и святости. Так, например, в раннехристианских источниках, не вошедших в закон Нового Завета, можно найти такое заключение: «Не может быть от епископом, кто после своего крещения связан двумя браками, или кто имеет кроме жены наложницу «.

Для правильного понимания этих текстов нам необходимо иметь хотя бы некоторое представление о моральном состоянии дохристианского мира. Истинное целомудрие, чистота супружеских и семейных отношений — вот что прежде всего принесло христианство в мир. Как ни странно, но полигамные браки были нередки даже среди иудеев. Так в обширном трактате «Диалог с иудеем Трифоном » /около 150 г./ Юстин Мученик пишет: «Даже до настоящего времени иудеям не возбраняется иметь четыре и пять жен «. Еврейский историк Иосиф Флавий /37-95 гг/ пишет: «По древнему обычаю, муж может жить более чем с одной женой » / «Иудейские древности «, 17,1-1/. Бесправие женщин было узаконено всей иудейской системой. Но положение в языческом мире было еще хуже: у Цезаря и Антония было четыре жены, по пять жен у Суллы и Помпея.

Поэтому нет ничего необычного в напоминании апостола Павла, что в мире, где самые высокие посты в государстве занимают многоженцы, христианская церковь должна явить пример подлинного целомудрия: епископом может быть только муж одной жены. Всякое другое толкование этих текстов может привести только к искажению их подлинного смысла.

После всего сказанного мы также лучше поймём и оценим все величие подвига Мартина Лютера, который, наперекор укоренившимся ложным традициям и взглядам, сняв с себя монашеское одеяние, открыто вступил в брачный союз, чтобы своим личным примером доказать, что супружество /моногамный брак/ есть установление Божие.

 
Ветхий Завет о браке

Согласно Книги Бытия, цель брака двоякая — умножение и сохранение рода человеческого (Быт. 1,27-28) и взаимная помощь супругов в прохождении земного поприща (Быт. 2,18). После падения человека появилось еще и третье назначение: обуздание возникших в человеческой природе греховных похотей и чувственных влечений (1 Кор. 7,1-2,9). Божественная благодать, освящающая брачный союз, во всем содействует достижению всех трех целей брака.

После потопа Бог, по Своему милосердию, снова утвердил брачный союз, освятив его, как это было вначале: «И благословил Бог Ноя и сынов его, и сказал им: плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю » (Быт. 9,1).

Таким образом, благодаря семье как установлению Божию, род человеческий, невзирая на грехопадение, продолжает существовать и поныне, свидетельствуя тем самым о неизменном всемогуществе божественного установления: «От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога » (Деян. 17,26).

Моногамный брак в дохристианском мире не мог сохраниться в первоначальной чистите ни у язычников, ни даже у избранного народа, как это видно из жизни и истории патриархов. Однако там, где не признается моногамия — в учении и на практике — от первоначального назначения брака мало что остается. Полигамия же больше служит не созданию семьи, а удовлетворению низших необузданных человеческих инстинктов.

Хотя вольность нравов и была нередким явлением в народе Божием, однако достоинство женщины в браке ограждалось в большей мере, чем у соседних народов. Например, по вавилонскому закону муж вправе был отпустить жену без всякой причины. Израильский же закон требовал для развода наличия «постыдного поступка » (Вт. 24,1-2). Обычной формой брака было единобрачие /полигамия была исключением/. Царям разрешалось иметь много жен, вероятно, для укрепления династии. Однако, после Соломона цари также редко злоупотребляли многоженством. Мотивом к взятию второй жены иногда служила бездетность (Быт. 16). Вот почему многоженство обыкновенно принимало форму бигамии /двоеженства/, причем одна из жен считалась главной, а вторая — второстепенной или наложницей. Наложницы обыкновенно брались из числа рабынь или военнопленных. При двух равноправных женах в семье часто происходили распри: нелюбимая жена ревновала к любимой, бездетная — к плодовитой (Быт. 21,10-17; 29,31-33; 1 Цар. 1,5-6).

Перед вступлением в брак с девицей жених давал ее родителям обычный выкуп /вено/, как это отчасти и теперь наблюдается у восточных и кавказских народов. Выкуп вносился не только деньгами или вещами, но и в форме личного труда например, женитьба патриарха Иакова. Не были редкостью браки между довольно близкими родственниками или одновременно на двух сестрах. Впоследствии, однако, такие браки были запрещены. Как известно из истории израильского народа, человек, не имеющий жены, считался неполноценным человеком. Нормальным возрастом брака для мужчины считался 18-летний. Кто не женился в двадцать лет, о том считали, что он проводит все дни в греховных помыслах, и, как выход из положения, устраивались более ранние браки. Акт бракосочетания был весьма важным событием. Супружеская жизнь регулировалась многочисленными предписаниями, направленными на поддержание чистоты супружеских отношений. Однако «одоление страстей » стоило большим усилием и не всегда достигало цели.

До времени Бог терпел эту слабость, пока Сын Божий не возвестил первоначальное высокое назначение брака. В беседе с иудеями Христос сказал: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так » (Мф. 19,8).

В заключение отметим, что при решении вопроса о браке и семье необходимо руководствоваться только двумя первыми главами Бытия, где были даны первые основы брака. Все, что говорится о браке в Ветхом Завете, кроме упомянутых двух глав Бытия, стоит под знаком «жестокосердия » и Моисеева закона, «ослабленного плотию » (Рим. 8,3).

 
Новый Завет о браке и семье

С пришествием Иисуса Христа на землю и провозглашением Его учения, брак снова обрел свое первоначальное достоинство как изначальное установление, а вместе с тем было восстановлено и высокое звание супругов — мужа и жены.

Впервые в истории после грехопадения рядом с мужчиной была поставлена женщина как равноправная «сонаследница благодатной жизни » (1 Пет. 3,7). В течение всех предшествующих веков женщина находилась в бесправном положении. Великий Учитель не только поднял её из праха унижения, но, провозгласив нерасторжимость брачного союза, встал также на защиту её достоинства и чести. Поэтому не удивительно, что ни одна женщина, как об этом свидетельствует Евангелие, не произнесла ни одного слова укоризны Спасителю и Господу. Напротив, дщери иерусалимские оплакивали Его страдания и смерть (Ин. 23,27).

Господь непрестанно охраняет семью как основную единицу человеческого рода, в которой рождается, воспитывается и формируется человек как образ и подобие Бога. Супружеская любовь, будучи самой естественной любовью, является в то же время и самой сильной из всех видов любви. Это поистине великая сила, которая все побеждает и все преображает. На основании Слова Божия можно с полной уверенностью утверждать, что высшим проявлением Бога в человеке является истина и божественная любовь. Именно любовь и истина входят в шкалу решающих ценностей супружеской жизни. Это единственная великая сила, которая никогда не может исчерпать себя.

Христианская этика выделяет в супружеской любви две стороны: естественную /природную/ и духовную. Природное начало проявляется как предпочтение одного любимого существа всем другим. Это начало не следует ни преувеличивать, ни преуменьшать. Однако, несмотря на свою важность, оно является лишь предварительным элементом. Силой же, которая наполняет любовь истинным содержанием, определяет её глубину и величие, является духовное начало. Апостол возвысил брачный союз до образа соединения Христа со Своею Церковью. «Тайна сия велика » — говорит он в Послании к Ефесянам (Еф. 5,32). В супружеской жизни есть глубокое духовное начало, которое не может быть объяснено средствами разума. Известно, что истинную любовь ничем невозможно заменить, ибо супружеская любовь — это и телесная и духовная близость, дружба и взаимное уважение. Телесное влечение, обыкновенно со временем угасает, но духовная близость, внутреннее чувство любви, как проявление тайны Божией, не только остается неизменным, но с годами возрастает, приобретая прекрасные божественные черты. Даря друг другу любовь, супруги получают её обратно приумноженной и обогащенной.

Поучительно заметить, что ещё древнегреческий философ Платон говорил о разных ступенях человеческой любви. На первой ступени главным является внешняя красота, на второй — красота души и только на третьей ступени человек поднимается на её вершину — это духовная, созерцательная любовь. Такая любовь, по его словам, делает человека большим, чем он есть на самом деле.

Апостол Павел призывает верующих к достижению наивысшей любви: «Достигайте любви » (1 Кор. 14,1). Проявление этой любви должно найти своё выражение в христианской супружеской жизни. «Мужья, любите своих жен, как Христос возлюбил Церковь и предал Себя за неё » (Еф. 5,25). Это требование во всем соответствует этике Нового Завета, которая берет свое начало от новой божественной заповеди: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга: как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга » (Ин. 13,34). Супруги призваны любить друг друга не так, как они любят самих себя, а как Христос возлюбил их.

Новая заповедь дана нам вместе с Новым Заветом, с его главным установлением — Вечерей Господней. Она является новой по своей глубине, универсальности и направленности. Вот почему создание семейной жизни на основе этой наивысшей заповеди должно проявляться не в благочестивых словах, а в подлинно христианском поведении, делах и поступках. Согласно новой заповеди, истинное предназначение человека заключается в том, чтобы жить не ради самого себя, а ради ближнего.

Христианский брак есть не что иное, как отражение славного брака Агнца с Его невестой — Церковью (От. 19,7; 21,9). Но самой большой радостью супругов в их земном пути являются их дети, которым они отдают лучшие годы своей супружеской жизни.

 
Семья, взаимоотношения в семье, воспитание детей

«…Буду ходить в непорочности моего сердца посреди дома моего » (Пс. 100,2).

Семья является очагом, где тесные узы связывают детей и родителей, где человек берет свои первые уроки истинной любви и добра, где все способствует его нравственному и духовному развитию. Основы личности формируются в семье. Если молодой человек не любит и не почитает своих родителей, будет ли он любить и уважать свою невесту или жену?

Христианство апостольского периода было, можно сказать, домашним христианством, так как почти каждая семья была одновременно домашней церковью (Деян. 10,2; 11,14; 16,34; 18,8 и др.). В Посланиях апостола Павла упоминаются домашние церкви Гая, Нимфана, Филимона, Акилы и Прискилы и др. Как известно, общественными помещениями для молитвенных домов стали пользоваться только начиная с третьего века, после официального признания христианства императором Константином. С тех пор дух охлаждения стал все больше проникать в христианские семьи. Эта опасность подстерегает сегодня также и нас. Краеугольным камнем обновления народа Божия является духовное обновление семьи.

Христианский дом — это питомник христианских добродетелей и идеалов. Семья в Священном Писании уподобляется цветущему саду, за которым необходимо непрестанно ухаживать и наблюдать. «Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного » (1 Тим. 5,8). Имеется в виду, конечно, забота не столько о материальном благополучии семьи, сколько о духовном. Примечательно, что впервые имя Господа стали призывать на земле вместе с рождением сына (Быт. 4,26). Верно сказано, что христианство начинается с семьи, с дома. «Я и дом мой будем служить Господу » — сказал Иисус Навин в решающий час своей жизни и жизни своего народа. Апостол Павел, напоминает Тимофею о том, как должно поступать в доме Божьем, пишет: «епископ должен быть непорочен… хорошо управляющий домом своим, детей содержащий в послушании со всякою честностью » (1 Тим. 3,4). Это наставление не утратило своего значения и в настоящее время. Ведь то, что ребенок приобретает в семье в ранние годы, останется с ним на всю жизнь. В этом был уверен также апостол Павел, когда писал Тимофею, что он уверен, что в сердце Тимофея обитает та же нелицемерная вера, которая обитала в сердце его матери и бабки (2 Тим. 1,5).

В вопросе воспитания в семье родителей больше всего смущают их собственные недостатки и недостаточная подготовленность к высокой роли воспитателя. Здесь нужно помнить, что живой христианский пример родителей — отца и, в особенности, матери гораздо полезней назидательного многословия.

Однако жизнь учит, что в одной и той же семье, одни и те же методы воспитания приводят к различным результатам. Это ни в коем случае не должно обескураживать родителей. Воспитывать в ребенке ясный ум, чувство совести и нравственного долга — значит воспитывать в нем прекрасные качества честного и высоконравственного человека. Самая главная забота родителей состоит в том, чтобы возбудить в ребенке сознание необходимости жить с Богом, открыть сердце для воздействия Духа Божия через молитву и объяснение Слова Божия. Родители должны прививать детям — без догматических тонкостей — взгляд на христианство как на учение, которое придает первенствующее значение божественной любви и истине. Причем воспитывать в ребенке бескорыстную любовь к ближнему лучше всего на собственном примере, стараясь вложить в сердце ребенка стремление ко всему доброму и прекрасному, чтобы в нем засияли во всей полноте образ и подобие Божие. Никогда не надо забывать, что дети — это не только члены семьи, но прежде всего — бессмертные души, врученные нам Самим Богом. Рождение в семье ребенка — это великая милость Божия и великая тайна. «Вот наследие от Господа: дети; награда от Него — плод чрева » (Пс. 126,3). Как дар Божий они прежде всего принадлежат Ему, а затем — родителям. Вот почему они так дороги в глазах родителей.

Следует также иметь ввиду, что в вопросе воспитания детей, как это утверждают опытные педагоги и психологи, недопустимы чрезмерная критика и похвала собственных детей перед посторонними, так как они никогда не приносят хороших результатов. Известно также, что зависть, о которой мы читаем уже на первых страницах Священного Писания, очень рано проявляется у детей. С этим отрицательным чувством надо бороться с самого начала, не упуская из виду ни одной «мелочи «. Не менее важным вопросом в воспитании ребенка является уважение к его личности, пусть еще далеко не сформировавшейся, признание его человеческого достоинства. Соединение требовательности и уважения хорошо действует не только на детей, но и на взрослых. Не надо забывать, что детская душа отличается исключительной чуткостью, тонкостью восприятия. Детей глубоко ранит проявление бестактности, грубости, несправедливости, которые могут на всю жизнь искалечить характер ребенка, надломить его веру в людей и добро. Унижение личности ребенка также нередко приводит к тяжелым психологическим травмам. Родители, поступающие подобным образом, наполовину теряют своего ребенка — его любовь, доверие, уважение. Самые горькие плоды приносят именно ошибки воспитания родителей. Поэтому родители должны всегда и во всем оставаться для детей самыми дорогими и уважаемыми людьми. Нет любви более чистой и прекрасной, чем любовь отца и матери, и хранить ее надо как зеницу ока.

Родители обязаны рассказывать ребенку правду окружающей природы как творения Божия, научить его любить землю, на которой мы живем, свою Родину, свой народ, свой город, свое село, свой дом.

Верующие родители знают, что самые счастливые на свете люди — это верующие люди, неизменно хранящие верность Богу. Они знают, во имя чего они живут и подвизаются. Ведь нравственные мотивы поведения зависят, прежде всего, от целей, которые человек ставит перед собой. Отсутствие высоких духовных идеалов приводит к духовному равнодушию и сердечной черствости.

Воспитание человека возможно только на основе веры в Бога и в Его грядущее царство истины и любви. Этот мощный генератор внутренней духовной энергии необходимо заложить в сердце ребенка с самого начала, чтобы избавить его от ощущения случайности и бессмысленности человеческой жизни.

Видение мира ребенком не должно искажаться ни черными, ни розовыми очками. Уже с юных лет человек должен знать, для чего он живет, и в чем цель его жизни. Цель жизни других людей может быть великой, но не всегда она может служить эталоном для христианина. Главная цель жизни христианина заключается в том, чтобы творить волю Божию и быть угодным Ему во всем (Ин. 8,29). Идеал христианской жизни воплощен в вечно живом и нетленном образе нашего великого Учителя и Господа, данном нам во всей полноте в Новом Завете.

Дети нуждаются в том, чтобы возле них всегда была добрая и мудрая рука. Душа ребенка не выносит одиночества. Как цветок тянется к солнцу, так детская душа тянется к матери, к верующему другу и товарищу. Первым другом ребенка, конечно, должна быть мать — как собеседник, наставник и внимательный друг.

Уже в ранние годы дети проявляют исключительную любознательность. Отвечая на многочисленные вопросы ребенка, мать как бы получает ключ к тайнам детской души. Матери должны завладеть доверием своих детей, чтобы другие «самозванные друзья » не увели их на опасный путь.

В юности, в возрасте от 13 до 15 лет, наступает переломный период — время бурных активных увлечений. В это время в ребенке пробуждается «мыслитель » и «общественный деятель «. В этот период верующие родители должны быть особенно внимательны к юным душам. Особенно остро в этом возрасте они воспринимают разлады в семье между родителями. В период наступления половой зрелости формируются их души, их убеждение, их поведение и характер. Очень важно, чтобы в это время «дух силы, любви и целомудрия » (2 Тим. 1,7) всецело овладел их юными сердцами, чтобы они не только стремились делать добро, но и сами были добрыми. Для этого мы должны прежде всего повиноваться призыву Христа: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне » (Мф. 19,14). Иисус в окружении детей. Эта картина была настолько необычной даже для учеников, что они запрещали матерям приносить детей к Иисусу Христу. Дети в их глазах не заслуживали такого внимания. Впервые в истории Иисус Христос провозгласил хорошо известные ныне слова: «Таковых есть Царство Небесное » (Мф. 19,14). До Христа никто даже не упоминал о детях. Великий Гомер, например, который так хорошо знал людей и окружающий мир, в своих произведениях совершенно не упоминал детей.

Дитя — это чудесное создание Божие, и сами родители прежде всего должны быть приготовлены к тому, чтобы воспитывать его достойным гражданином неба и земли. Быть достойным отцом и матерью — это высокое и святое призвание человека на земле. Избегая насилия, отвращать ребенка от зла и прививать ему добровольное стремление к добру, повиновение голосу совести, — вот главная задача христианского воспитания. Неверно, когда верующие родители подчас кладут в основу воспитания не любовь и благодать Божию, а ветхозаветный дух принуждения и рабства. Апостол Павел увещевает родителей: «И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем » (Еф. 6,4).

Наряду с ожесточением в нравственной жизни современного человека происходит также другие перемены — он не переносит больше жестокости и немилосердия. Особенно нетерпима жестокость в деле воспитания детей. Древним инстинктам рабства и жестокости мы должны противопоставить Евангельское учение о милосердии и сострадательности не только к детям и взрослым, но и ко всей твари. Ведь вопрос о защите животного мира в наше время настолько же актуален, как и вопрос об охране от загрязнения окружающей нас природы.

Далее>>>

950 Просмотров 1 Сегодня

Добавить комментарий